Дополнительно:

Мероприятия

Новости

Книги

«Метаморфозы. Беседы о художественном переводе». Анна Ростокина

 

«Поэзия сквозь ушко иголки» в Доме Брюсова

 

Когда-то Сербия, Черногория, Хорватия, Македония, Босния и Герцеговина и Словения входили в состав Югославии под руководством Иосипа Броз Тито. Государственным языком был сербохорватский или хорватскосербский. Ныне формируются сербский, черногорский, хорватский, боснийский языки. Они имеют незначительные лексико-грамматические нюансы, неведомые туристам и улавливаемые узкими специалистами (македонский и словенский имели статус отдельных национальных языков в социалистической Югославии, грамматически они заметно отличаются от сербохорватского и были кодифицированы задолго до девяностых).

 Заезжий гость восхищается величием и одновременно – ветхостью имперского Белграда, наслаждается красотами Адриатического побережья, удивляется дороговизне хорватских сувениров, пугается, видя глубокие каньоны по пути к монастырям Черногории, поражаясь рассказам о стойкости православных святых во время турецкого владычества, хохочет над анекдотами о боснийцах, персонажах югославского фольклора. По радио звучат песни о том, как красивы «плаве очи» любимой, предупредительные официанты говорят на всех необходимых языках, экскурсовод сообщает в старинном городе Пераст, что недалеко – дом Горана Бреговича, а в Герцег-Нови – Эмира Кустурицы. Здесь только своеобразно продвинутый путешественник пойдет искать могилу отца знаменитого режиссера на мусульманском кладбище, узнав об этом из автобиографии Кустурицы, да и уж точно мало кто читал романы Иво Андрича, единственного югославского нобелевского лауреата по литературе. Я люблю страны бывшей Югославии, вслушиваюсь там в красивый говор местных жителей, обожаю сербское словечко «приjатно», имеющее множество значений помимо одного русского «приятно», и поэтому на вечер Анны Ростокиной пошла не только в качестве дежурного сотрудника по музею, но и с огромным любопытством, чтобы побольше узнать о сербской литературе.

Анна Ростокина, по информации из интернета, с отличием окончила факультет иностранных языков и регионоведения МГУ по специальности «преподаватель сербского и английского языков», переводчик, поэт, преподаватель, изучает сербскую литературу в Белградском университете, живет в Белграде с 2008 года.

Вечер показался мне замечательным: очень молодая прелестная девушка с нежным цветом лица (вот что значит воздух на Балканах!) за полтора часа успела рассказать и прочитать много интересного. Анна Ростокина совершила краткий экскурс в XIX век, в эпоху известного просветителя, самоучки, не имевшего филологического образования, реформатора сербского языка Вука Караджича, вклад которого в сербскую словесность до сих пор не имеет равных. Караджич изменил кириллицу, убрав из нее те буквы, которые не имели аналогов определенному звуку в народном языке. Принцип «Пиши, как говоришь, читай, как написано» ( «Пиши као што говориш, читај као што jе написано»), используется до сих пор. Анна подчеркнула основное в реформе Караджича: противоречивость деятельности. С одной стороны – во благо народного сербского языка, с другой – разрыв с церковнославянской традицией, с языком предков, сведение до минимума употребление абстрактных понятий, часто необходимых.

Переводчица рассказала о работе своих старших коллег, представив двойную книгу в переводе Андрея Сен-Сенькова и Мирьяны Петрович: Иван Лалич «Концерт византийской музыки» / Васко Попа «Маленькая шкатулка», выпущенной издательством «Айлурос» в 2013 году, (книга доступна для чтения по адресу: http://www.elenasuntsova.com/lalich-popa). Васко Попа, этнический румын (отсюда не характерная для сербов фамилия), умер в 1991 году, и поэтому воспринимается как поэт нашей эпохи. Иван Лалич, современник и соотечественник Васко Попы, – напротив, поэт иного, имперского склада, его стиль – подчеркнуто вневременной. Поэт определяется критиками как неосимволист, которому присуща импрессионистическая спонтанность образов. Например, так завершается стихотворение И. Лалича «Плач летописца»:

 

Горе тебе, город, ты — песчаный замок на отмели!

Поднявшаяся волна шелестит бессмысленными кружевами,

Скользя у границы, где исчезают все наши знаки;

Кто допишет летопись, книгу, которую пустота

Уже перелистывает алыми пальцами огня?

 

Анна прочла несколько стихотворений обоих авторов, позволив зрителям убедиться в том, насколько поэты полярны по отношению друг к другу, не зря переводчики назвали их «неразлучными антиподами сербской поэзии».

 В зале присутствовал Андрей Базилевский, издавший трехтомную антологию сербской поэзии (М, Рипол, Вахазар, 2006 – 2008). На ее основе под редакцией Андрея Базилевского издана билингвальная антология «Сербские поэты ХХ века» (М, Этерна, Вахазар, 2011). Базилевский коротко рассказал об обеих антологиях и о работе Анны Ростокиной. Помимо участия в этих изданиях, переводчица сделала подборку современных сербских поэтов и написала вступительную статью в журнале «Транслит» (№ 14, 2014).

Затем Анна перешла к чтению своих переводов с сербского, хорватского, македонского и боснийского языков. Принцип работы, которым она руководствуется, по ее словам, – заполнение лакун. Т.е. она переводит тех, чьи стихи еще не звучали по-русски. Понятно, что таких поэтов найдется много, и разные творческие задачи у Анны будут всегда. Переводы в ее выступлении были выстроены по старшинству авторов: от Стевана Тонтича (р. 1946, Босния и Герцеговина), до Марко Погачара (р. 1983, Хорватия). Нужно отдать должное самокритичности переводчицы: она уточняла, не все получается, какие-то вещи являются рабочим вариантом, к которому она непременно вернется, доработает, какого-то автора пока не удалось почувствовать, что-то ускользает. В записи звучал сербский язык оригиналов, затем – перевод Анны. Все стихи – без рифмы, которая, по словам переводчицы, современными авторами воспринимается как пережиток прошлого. В стихах – история, вечность, повседневность, отголоски недавней войны на Балканах. У Снежаны Минич (р. 1956, Сербия), – свой опыт пережитого:

 

Кто-то ушел на войну и вернулся с войны

Меж двух войн лежит огромная пустошь

Мы посадили салат-латук и цветы, коноплю и лён

Дьявол пожал урожай и ушел

 

Стихи Энеса Халиловича (р. 1977, Сербия), переведены на многие европейские языки. В них – диалог с разными эпохами, цивилизациями. Анна Ростокина перевела его стихотворение «Игра и забава», которое заканчивается строфой:

 

У огня тысяча врат – куда ни войди,

выйдешь.

Земля сквозь землю,

огонь сквозь пепел,

поэзия сквозь ушко иголки.

 

Прозвучали также тексты Ясмины Топич (р. 1977) и Горана Коруновича (р. 1978) из Сербии. Из нескольких стихотворений Марко Погачара, переведенных ею с хорватского (кстати, их можно найти в интернете), Ростокина выбрала «Купола». Затем зрители посмотрели видеозапись стихотворения Николы Маджирова (р. 1973, Македония) и услышали перевод.

Полуторачасовой вечер прошел на одном дыхании, после задавали вопросы: о фестивалях, проходящих в странах бывшей Югославии, о дальнейшей работе.

Встреча завершалась прочтением стихотворения боснийца Горана Симича в переводе Андрея Сен-Сенькова «Краткая беседа о жизни». Абсурдная ситуация в основе сюжета стихотворения могла бы произойти с любым человеком, независимо от национальности: слепая вера в бумагу, документ, в неоспоримость официального факта и отрицание слышимого своими ушами и видимого глазами…

 

Моника Орлова

МетаморфозыМузей Серебряного векаАнна Ростокина 

05.02.2015, 3163 просмотра.




Контакты
Поиск
Подписка на новости

Свидетельство о регистрации СМИ Эл№ ФC77-58606 от 14 июля 2014
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций

© Культурная Инициатива
© оформление — Николай Звягинцев
© логотип — Ирина Максимова

Host CMS | сайт - Jaybe.ru