Дополнительно:

Мероприятия

Новости

Книги

«Метаморфозы. Беседы о художественном переводе». Екатерина Белавина и Флориан Вутев

«Я должен буду, без сомненья, письмо Татьяны перевесть…»

Накануне дня рожденья Пушкина в Грохольском переулке под проливным дождем воодушевленные люди направлялись в ресторан «Мадам Галифе», читали там по-русски и по-французски ворох всяческих стихов — от Пушкина до Уэльбека. Потом переводчики (а это были они!) опомнились и заторопились в Дом Брюсова.

Неслучайно встречи цикла «Метаморфозы. Беседы о художественном переводе» часто проходят именно в доме 30 на проспекте Мира, где жил и «творчески работал», как гласит мемориальная доска, Валерий Брюсов, один из самых плодовитых переводчиков XX века, создатель переводческой системы, посвятивший немало времени изучению законов гармонии звучания стиха. Валерий Яковлевич Брюсов, как известно, не только пристально следил за новинками зарубежной литературы, он ещё и приглашал выступать в Россию зарубежных литераторов, устраивал их поездки и литературные вечера.

5 июня Дом Брюсова принимал у себя в гостях Екатерину Белавину и Флориана Вутева. Юрий Цветков, открывая вечер, подчеркнул его перекрестный, франко-русский характер: впервые за десять лет гости цикла подготовили для встречи стихи, переведенные и с русского, и на русский, в оригинале и в переводе. Затем он представил французского гостя и передал слово Екатерине Белавиной, ведущей научного семинара по переводу поэзии, который проходит на филологическом факультете МГУ и в музее Пастернака в Переделкине.

Автор самого свежего перевода пушкинского «Евгения Онегина» на французский язык (2011, La Bruyère) Флориан Вутев (в прошлом — артист балета) утверждает, что одноименная опера известна во Франции больше, чем литературный источник. К работе, по словам переводчика, подтолкнуло и то, что ни один из существующих переводов, прочитанных им жене-француженке, чтобы дать почувствовать красоту пушкинского слога, не достиг цели — пришлось браться за работу самому. И результат был вознагражден признанием коллег и доброжелательными отзывами критики.

Изящным построением, внутренней драматургией вечер прекрасно вписался в интерьер брюсовского дома, в модерн начала XX века. Кольцевая композиция началась и завершилась переводами с русского на французский. Первая серия стихотворений разъяснила, как сложился этот творческий тандем. Флориан Вутев прочитал свои переводы стихотворений Екатерины Белавиной, в частности «Рождение перевода». Прозвучала мысль о том, как важно сохранить оригинальное звучание стиха и не подменять его своим голосом, — мысль, близкая для обоих выступающих.

Развивая этот тезис, Екатерина Белавина представила самые разные голоса французской поэзии: страстного Верлена, обличительного Жанвье, нежную Деборд-Вальмор, хмурого и ироничного Уэльбека.

Чтение Верлена стало в некотором роде подношением «хозяину дома», который начав заниматься переводами «Бога-отца» французского символизма в 1911 году, посвятил этой работе около двадцати лет жизни.

Мостиком к современности стали стихи Мишеля Уэльбека, который, по мнению писателя и критика Филиппа Соллерса, «Гюго, Бодлер, Малларме и Верлен сегодня», (Эта цитата вынесена на обложку последнего издания в России. Мишель Уэльбек. Очертания последнего берега. М.: АСТ; Corpus, 2016).

С громкими именами соседствовали менее известные. Неопубликованные в России тексты Людовика Жанвье (1934–2016) о трагической гибели вышедших в ноябре 1961-го на демонстрацию в Париже алжирцев, блестяще переведённые Белавиной мощным «заклинательным» верлибром. Напечатанные в начале 2000-х переводы стихотворений Марселины Деборд-Вальмор (1786–1859), предвестницы романтизма, которую высоко ценил Верлен, а Брюсов переводил на русский язык. Кстати, книги Марселины были в библиотеках Пушкина и Лермонтова, и ее элегии некоторые литературоведы считают источником вдохновения письма Татьяны к Онегину.

Также прозвучали стихи из вышедшего в переводе известного мастера Ирины Волевич романа Андре Моруа «Земля обетованная» (Азбука, Азбука-Аттикус, 2015). О последнем стоит упомянуть особо: во-первых, здесь перед Екатериной Белавиной стояла задача вписать в текст романа стихи героини, юной девушки-дилетантки, пробующей себя в стихосложении, то есть задача не только стилистическая, но и психологическая. Во-вторых, в отличие от предыдущих текстов, которые читал в оригинале Флориан, а переводы, соответственно — Екатерина, прочесть прозаический фрагмент романа и французский оригинал переведенного Белавиной стихотворения вышла сама Ирина Волевич, что явилось сюрпризом для публики.

В завершение вечера, в качестве оммажа любимому автору накануне его 218-летия, Флориан Вутев рассказал об истории своего перевода «Онегина», ответил на вопросы публики (Флориан прекрасно говорит по-русски, поэтому разговор шёл не только с франкофонной частью аудитории), и прочел в переводе на французский два больших фрагмента великого романа: ответ Онегина на письмо Татьяны (III гл.) и ответ Татьяны Онегину (VIII гл.).

На завершившем вечер фуршете поднимались тосты за обоих переводчиков — Екатерину и Флориана, за стихи Пушкина, за дом Брюсова и его гостеприимных хозяев, и, само собой, — за русскую и французскую поэзию.

Елена Карбышева

Музей Серебряного века 

11.07.2017, 817 просмотров.




Контакты
Поиск
Подписка на новости

Свидетельство о регистрации СМИ Эл№ ФC77-58606 от 14 июля 2014
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций

© Культурная Инициатива
© оформление — Николай Звягинцев
© логотип — Ирина Максимова

Host CMS | сайт - Jaybe.ru