Дополнительно:

Мероприятия

Новости

Книги

Презентация книги Наталии Черных «Четырнадцать» (Кыштым: Евразийский журнальный портал «МЕГАЛИТ», 2015)

 

Слова, говорящие друг с другом

Пока ведутся бурные споры о том, заменит ли электронная книга бумажную, понемногу начинают проходить презентации, на которых издание фигурирует в электронном виде, то есть зал видит его страницы на экране компьютера. При этом не имеет значения, что бумажный тираж ожидается, просто типография запаздывает с исполнением заказа, или пересылка заняла больше времени, чем предполагалось. Важно то, что презентация идет себе своим чередом, и книга ­ вот она, отчетливо видно, какая она есть по задумке автора и редактора.

Проект «Только для своих», в рамках которого издана девятая поэтическая книга Черных, изначально сетевой, и лишь эту книгу было решено сделать ещё и в бумажном варианте, крошечным тиражом в 25-30 экземпляров. А это значит, что времена меняются прямо на глазах и, в принципе, можно обойтись электронным вариантом, а бумажный ­ уже роскошь.

На презентации практически не было ни вопросов, ни обсуждения. Возможно потому, что эстетика книги, которую автор определила  как «письмо-пауза», весьма сложна. Анализируя книгу Черных, Евгений Никитин пишет о «тексте-сфинксе», «загадки» которого «таковы, что разгадать их каждый может, как ему угодно, ведь это просто языковые конструкции, возникшие в процессе циклического распада и сборки», в результате чего имеет место «оползень синтаксиса, следственно-причинных связей».

В унисон звучат слова некоего поэта, которые приводит в своей рецензии Елена Генерозова: «размытость словесных сочетаний и формальных границ в творчестве Черных сродни неряшливости». Сама же Генерозова, отмечая, что в текстах Черных «вместо хотя бы даже отдаленного внятного высказывания слова и смыслы виляют и дрейфуют, их путь извилист, крив», и «нет никакой уверенности, что они достигнут искомой точки», считает, что «путешествуя вместе с ними, начинаешь понимать, что главное не цель, но сама дорога». Далее она пишет о «довольно странном ощущении, сродни погружению в первичный аморфный бульон, лишенный внятной формы и содержания», в котором «растворено» огромное «количество мерцающих, колеблющихся слов, смысловых ловушек, емких образов». И в результате мы получаем «вместо плоского двумерного текста» ­ «трехмерный, пространство следующего порядка», при том, что автор «начинает вещать «с той стороны», со стороны небытия, параллельного мира, рассказывая о том, каково это ­ быть по другую сторону смерти».

Читая все  это, я вспоминала собственные суждения о творчестве Наталии Черных, высказанные более 10 лет назад:  о том, что у нее «символ смерти предстает в своей освобождающей, преображающей ипостаси» ­ исходя из высшего христианского принципа «кто умирает ­ тот просыпается к вечной жизни». И о том, что она «стремится путем погружения в канон подчинить свое сознание «Слову», что дает ту свободу оперирования «словами», которая, условно говоря, находится «на волне необходимости» и дает «возможность адекватного взаимодействия с дольним миром». Тогда же я писала, что «остается открытым вопрос, до какого предела, оставаясь в рамках светской поэзии, возможно преобразования «слова» в свете «Слова».

Отвечая сегодня на этот вопрос в связи творчеством Наталии Черных, скажу, что постепенно она предоставила «слову» такую свободу, что, по выражению Евгения Никитина, у нее «стихи неторопливо то что-то вспоминают, то что-то забывают сами о себе», «периодически» «сами себя о чем-то спрашивают, но не получают ответа», «или что-то говорят, но не договаривают». Сама Наталия на презентации книги сказала так: «Я не могу управлять тем потоком, который управляет мной». Иными словами, здесь речь идет не о той свободе, которую предоставляют слову авторы авангарда, отпуская его для выражения его «самовитости» ­ в условиях максимально возможной свободы от сознания человека. Подчиняя свое сознание «Слову», Черных выводит взаимодействие его со «словом» в иное, более высшее, чем то, в котором это обычно происходит, пространство. В итоге мы имеет эффект, о котором пишет Генерозова: «вещание» из «пространства следующего порядка», «"с той стороны", со стороны небытия», являющееся «рассказом о том, каково это ­  быть по другую сторону смерти».

Замечательно сказал об эстетике книги автор предисловия к ней Андрей Анпилов: «Сама ткань речи в книге» «пробита паузами, прорежена молчанием, тронута тленом и рутинными почти тенями разочарований, обид. Не жалоба, гнев, счастливый всклик, обращенные к провиденциальному адресату или в его (Его) присутствии, ­ а привычка к длению текста в гравитационном поле небытия. Но некоторые крупицы высказываний искрят, живут откровенной жизнью, радуются себе и радуют». И «эти вспышки воскрешают обетование, ложатся на сердце вздохом свободы», являясь «застенчивым, почти против воли, стяжанием Духа. Словно и не духа, а запаха сумеречного, снежного, уже подтаивающего первого весеннего воздуха».

В условиях длящегося неоромантизма, при котором поэт, каждый на свой лад, разрывается между «небом» и «землей», поэзия Наталии Черных представляет собой удивительный феномен.

 

Людмила Вязмитинова

P.S. Книгу Наталии Черных можно скачать с портала МЕГАЛИТ

Музей Серебряного века 

20.06.2016, 1953 просмотра.




Контакты
Поиск
Подписка на новости

Свидетельство о регистрации СМИ Эл№ ФC77-58606 от 14 июля 2014
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций

© Культурная Инициатива
© оформление — Николай Звягинцев
© логотип — Ирина Максимова

Host CMS | сайт - Jaybe.ru