Дополнительно:

Мероприятия

Новости

Книги

Презентация книги Владимира Аристова «По нашему миру с тетрадью (простодушные стихи)» (М.: Русский Гулливер, 2015)

 

На прозрачных листах 

«Эта книга проста. Ее можно читать в метро, открыть на любой странице», – написала Марина Кузичева в предисловии к новому сборнику стихотворений Владимира Аристова. Дойдя до этого места – и как раз в метро – я неожиданно согласилась, хотя обосновать простоту «простодушных» стихов с лёту не взялась бы. Наверное, в этом случае можно говорить о «снятой сложности» или о полифонии смыслов, в которой ни один из голосов не выбивается из общего целого, сплетенного из множества воздушных нитей. В итоге мы слышим не голоса инструментов, и даже не оркестр, а тему как таковую, и она не равна сумме составляющих ее частей, будучи заведомо больше этой суммы.

Никогда не читаю стихов в метро – не получается. Особенно если рядом кто-то стоит и заглядывает мне через плечо. Возвращаясь после презентации, нарушила это правило – очень хотелось поскорее сравнить услышанное со звучанием внутреннего голоса. Совпадения не было, моему прочтению досталась полная свобода интонирования и понимания. И все же какая-то главная мелодия вела, и она была не моя. Негромкая, она оказалась, тем не менее, настолько хороша, что обмен «своего» на нее произошел как-то сам собой, легко и естественно.
О том, что стихи Владимира Аристова музыкальны, писали неоднократно. Об их строении и звучании, в которых как будто выдержаны каноны классических произведений, о том, что музыка и математика – сестры, и «поверить алгеброй гармонию» здесь означает поверять подобное подобным, если не тем же самым (наверное, нет необходимости напоминать, что Владимир Аристов – математик). Эту тему затронул в своем выступлении и поэт Михаил Вяткин, отметивший, что наиболее совершенная партитура современного верлибра – у Аристова, и что в его стихах мы видим идеальное слияние таланта и мастерства.

Кульминацией вечера стало прочтение поэмы, написанной на прозрачных листах. Строки сливались, как голоса в баховской фуге, у слов появился странный визуальный объем, сквозь листы было видно лицо читающего, ему же, в свою очередь – лица слушателей. Нет, это был не перформанс, но некоторая необходимая форма существования данного стихотворения. Как рассказал Владимир, она пришла спустя четыре года после того, как стихи были начаты, и помогла их завершению. Из вопросов, заданных о смысле и назначении прозрачной основы, получился разговор о поэтической форме, которая существует вне жестко заданных правил и иногда проявляет себя только единожды, в отдельном стихотворении, а затем уходит и больше не возвращается.

От себя не могу не добавить, что самое удивительное для меня в этой книге – легкий, почти инопланетный юмор, если можно так выразиться, потому что о «шутке» или «юмористическом приеме» здесь речь не идет. Улыбка рассказчика непротиворечиво освещает самые, казалось бы, разношерстные явления, ничем не сходные и не пересекающиеся: легкого, но объемистого кота ( «…но оказалось, что „Трансаэро“ собак и кошек не берет на борт»), янтарную линзу старого телевизора ( «Два музея двух поэтов») или коридор реанимации, забитый тромбами тумбочек и людей ( «Коридорная реанимация, или ну что вам интересного о себе рассказать»). Она освещает непостижимую «Многоликую жизнь», которая дана, чтобы

 

           Снегом, легким снегом учить всех

                                             и себя в первую очередь

           Переходя из образа в образ и непрерывно трудясь.

 

 

Екатерина Завершнева

 

 

Музей Серебряного векаПрезентация 

15.07.2015, 3767 просмотров.




Контакты
Поиск
Подписка на новости

Свидетельство о регистрации СМИ Эл№ ФC77-58606 от 14 июля 2014
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций

© Культурная Инициатива
© оформление — Николай Звягинцев
© логотип — Ирина Максимова

Host CMS | сайт - Jaybe.ru