Дополнительно:

Мероприятия

Новости

Книги

Памяти Мариэтты Чудаковой (2 января 1937 — 21 ноября 2021)

Ольга Седакова

У нас нет другого человека — среди авторитетных, публичных, широко известных гуманитариев — который бы занимал такую твёрдую, последовательную, без малейших отступлений и колебаний позицию в отношении к нашему настоящему положению дел, как Мариэтта Омаровна Чудакова. Не просто занимал — а неустанно выражал, разъяснял, старался сделать внятной для новых поколений. Я не сказала: отношение к прошлому, к памяти, к истории. Именно к настоящему. К правде настоящего. Мариэтта Омаровна не раз говорила о том, что пока всё, что было сделано со страной и с людьми, не выяснено, пока преступное не названо преступным — в самом прямом, юридическом смысле и, соответственно, из этого не сделаны практические выводы, которых она добивалась с 1990-х, мы имеем дело совсем не с прошлым ( «неудобным» или каким-то ещё), а с нашим настоящим. То есть с отсутствием настоящего, с невозможностью будущего. Оно, невыясненное, с нами в настоящем. Оно пожирает будущее.

Огромная гуманитарная эрудиция Маргариты Омаровны поддерживала её в этом видении отечественной истории. Её энергия, её готовность говорить прямо и открыто, её бесстрашие… Хочется, чтобы всё это не ушло с ней, чтобы её слушатели и читатели становились её сотрудниками.

Прощайте, Мариэтта Омаровна! Спасибо за Ваш труд и надежду!

 

Юрий Цветков

Позвонил Даня Файзов. Сообщил, что умерла Мариэтта Омаровна Чудакова (наша преподавательница в Литературном институте). Восемьдесят четыре года. Сразу столько вспомнил.

Как сумасшедше увлечённо читала нам лекции о Булгакове, Замятине, Зощенко, Олеше, других. Даже пугала меня этой увлечённостью, на уровне священнодействия. Иногда, в зависимости от настроения, её или нашего, мы почему-то называли её между собой Мариэтта Кальмаровна или Мариэтта Кошмаровна. Но это было с любовью.

«Как вы умудрились в советское время выпустить столько литературоведческих книг?» -спрашивал я. «Я поняла, что, пока книга выйдет в свет, пробираясь через неповоротливую советскую систему книгоиздания с её цензурой и т. д., проходит очень много времени, несколько лет. Поэтому решила — для того, чтобы ускорить встречу книги с читателем, надо писать сразу несколько книг, писала по три-четыре книги одновременно».

Как настойчиво звала меня с поэзией Набокова (в том числе англоязычной) в аспирантуру. А я испугался. С моим английским? Смалодушничал. Пошёл к другому научному руководителю. Когда родились дети и стало не до диссертации (к тому же обидели меня там), ушёл. А она бы и в обиду не дала, и дотянула меня до диссертации. Волевая была. Кстати, то, что я к ней не пошёл — одна из моих больших ошибок в жизни, прошло больше двадцати лет, до сих пор так считаю и жалею.

Как приносила в больших сумках конфеты, печенье на зачёты и экзамены в Литинститут в голодные 1990-е и предлагала студентам не бояться сдавать предмет, вместе с билетом забирать еду и до ответа угощаться. После с внучкой, которая тут же рядом сидела все экзамены, шла на Пушкинскую площадь, катала её на лошадках.

А замечательный с ней разговор спустя много лет. «Юра, почему вы не пишете новых стихов, вы же талантливый человек?» — «Мариэтта Омаровна, вы же знаете, у меня семья, жена, две маленькие девочки, нам надо выбираться из коммунальной комнаты. Нужны деньги. Всё время работаю. Потом у меня такая работа, я всё время устраиваю литературные вечера, чуть ли не каждый день, а иногда и по нескольку в день. После вечеров часто фуршет, дружеское застолье. Возвращаюсь поздно ночью, а бывает и под утро. Какие уж здесь стихи». — «А вот был один знаменитый композитор, он был занят не меньше вашего, целый день был на государственной службе. Но каждый день вставал в пять утра, садился за рояль и сочинял. Не пробовали?» — «Мариэтта Омаровна, я могу, конечно, пытаться вставать каждый день в пять утра после вечеров и ночных застолий с поэтами и садиться за письменный стол. Но не уверен, что-то путное напишу».

Горжусь, что сделали с ней несколько литературных вечеров. В декабре 2007 года в клубе «Улица ОГИ» провели презентацию книги «Новые работы», изданной во «Времени». А в декабре 2016-го она выступила в клубе «Жан-Жак» на Маросейке в рамках наших «Жан-Жаковских чтений».

Горжусь, что вместе с ней выступал в одном вечере. Дело было в 2017 году в Сахаровском центре. Литературный вечер назывался «Живые» // «в обществе мёртвых поэтов» в рамках выставки-кенотафа Necropolis Imaginari, которую делали Ирина Драгунская с Марией Попковой и Евгенией Паниной. Выставка была посвящена девяти поэтам и писателям (Исаак Бабель, Александр Введенский, Николай Гумилёв, Николай Клюев, Осип Мандельштам, Владимир Нарбут, Борис Пильняк, Даниил Хармс, Марина Цветаева), ставшим жертвами репрессий, ушедшим в безымянные затерянные могилы. Кроме нас были Михаил Айзенберг, Евгений Бунимович, Данила Давыдов, Геннадий Каневский, Лев Рубинштейн, Елена Фанайлова, Данил Файзов. Я говорил о Николае Гумилёве (был знаком с его сыном Орестом Высотским), она об Исааке Бабеле.

И о политических взглядах Мариэтты Омаровны. Они глубоко выстраданы и сформированы безукоризненным знанием истории русской литературы ХХ века, трагических судеб наших писателей. Свободомыслием эпохи конца 1980-х — начала 1990-х, духом свободы, присущим ей самой. С ними можно соглашаться или не соглашаться. Но их невозможно не уважать. Потому что их отличает знание, собственный опыт, открытость миру, принципиальность, ответственность, вера в человека. Жизнелюбие.

 

Борис Пастернак

В театральных программках пишут: «Действующие лица и исполнители». Мариэтта Омаровна в моём понимании всегда была действующим лицом — и в силу своего природного темперамента и характера, и в силу демократических убеждений, и в силу глубоких знаний. Такое сочетание очень редко случается, но уж если всё совпадает, то держись — это зажигательная смесь. Лидер, боец.

И когда уходит такая яркая, незаурядная личность, невольно начинаешь гадать: получила ли эта личность достойное признание при жизни? Или оценивать её придётся, как нередко у нас случается, потомкам? С Мариэттой Омаровной всё в порядке: ей недодали разных почётных званий и наград, но главное она получила сполна — абсолютное признание читателей, зрителей, слушателей. Толпа вокруг неё собиралась всегда, все замолкали — едва она начинала рассказывать. Это могла быть лекция в шатре на фестивале «Красная площадь», встреча в детской библиотеке или вечеринка у нас в издательстве по случаю Нового года. Это всегда было интересно, такой вот талант.

И это всегда было смело. Она ощущала свою правоту и своё право говорить что думает. Помню такую фразу, произнесённую ею публично: «Конечно, под гимн своей страны нужно вставать — для меня такое поведение органично. Но под сталинский гимн я вставать не буду, я живу уже в другой стране».

В этой её стране приоритетом в последние десять лет стали дети. Как будто она вдруг спохватилась, что время упускается, что ещё несколько поколений могут провалиться в историческое беспамятство, слушая байки бабушек про «дедушку Ленина» или пялясь в телевизор. Силу книг она знала, поскольку сама на них выросла, и потому взялась писать книжки для детей, раз нужных не находила. Отсюда и литературные путеводители «Не для взрослых», и по-настоящему патриотический детектив «Дела и ужасы Жени Осинкиной», и  «Егор» — биография Егора Гайдара, к которому она относилась с огромным уважением. И, разумеется, «Рассказы про Россию» для подростков. Крошечный кусочек из этой книжки про семью рабочего Емельянова, приютившего Ленина в шалаше в Разливе, я разместил на своей странице в фейсбуке. Такого числа перепостов у меня никогда не было — тысяча.

А вот чего теперь страшно жаль, так это отложенных «взрослых» планов. Осталась незавершенной рукопись «Новые и новейшие работы». Книга-то сдана, но Мариэтта Омаровна хотела её дополнить. Осталась недописанной работа о советском новоязе — содержательная, острая и смешная, я читал отрывки. Не дождался своей очереди совместный с Александром Павловичем Чудаковым дневник. И, конечно, остались на столе материалы для нового издания «Жизнеописания Михаила Булгакова» — с этим всем предстоит разбираться дочери Маше. Верю, что она справится.

Скорбим 

25.11.2021, 604 просмотра.




Контакты
Поиск
Подписка на новости

Регистрация СМИ Эл № ФC77-75368 от 25 марта 2019
Федеральная служба по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций

© Культурная Инициатива
© оформление — Николай Звягинцев
© логотип — Ирина Максимова

Host CMS | сайт - Jaybe.ru