Дополнительно:

Мероприятия

Новости

Книги

«Пункт назначения». Катя Капович (Бостон). Презентация книг Кати Капович «Суп гаспачо» (М.: Издательский проект «А и Б», 2019) и «Город неба» (М.: Эксмо, 2021)

Сорок лет за два часа

Вадим Седов

8 ноября в клубе «Китайский лётчик Джао Да» прошёл вечер-презентация новых книг Кати Капович. Катя Капович — пишущий на русском и английском языках поэт и прозаик, преподаватель, ведущий мастер-классы по прозе и поэзии в Массачусетском технологическом институте, главный редактор англоязычного журнала поэзии «Fulcrum» и редактор отдела поэзии русскоязычного израильского журнала «Артикль». И в доковидные времена Капович была редким гостем Москвы — не чаще раза в год. Наступившая пандемия привела к тому, что перерыв с момента её последнего приезда в Россию составил почти четыре года.

На вечере, организованном проектом «Культурная инициатива» (Данил Файзов и Юрий Цветков), были представлены две книги Кати Капович, увидевшие свет за это время — сборник рассказов «Суп гаспачо», вышедший в 2019 году (Издательский проект «А и Б»), и новинка 2021 года — большое поэтическое избранное «Город неба» (Эксмо). Двум этим изданиям (в обратном порядке) были посвящены два отделения вечера.

«Город неба» — представительное собрание лучших стихотворений за сорок лет. 496 страниц, 436 текстов. Предисловие написано Дмитрием Быковым, отзывы на обложке — Бахытом Кенжеевым и Львом Обориным. В книге также приведён отзыв Льва Лосева на книгу стихотворений Кати, так и не вышедшую отдельным изданием, но включённую в «Город неба». Вкупе с возможностями крупнейшего в России издателя такая поддержка позволяет надеяться, что большой по нынешним временам (1000 экз.) тираж найдёт своих читателей.

Из аннотации в аннотацию к публикациям Капович ходит один и тот же пассаж о нарочитой бедности рифмы, как бы выражающей скудость и зыбкость человеческого существования. Чтение стихов из первой части «Города неба» («Русского вечный винительный, дательный…», «Библиотека», «Они встречаются тайком…») сразу даёт более глубокую и сложную картину. Ранние стихи отличает предельная точность звука. В стихах Капович нет ничего демонстративного и нарочитого — ни в плане сложности, ни простоты. Есть лаконичность и ясность без срыва в неряшливость или примитив. За этой ясностью стоит огромный объём работы: варианты отдельных стихотворений могут исчисляться десятками и даже сотнями.

Уже в восьмидесятые, утвердившись как признанный мастер, и по сей день почитаемая на всех имеющихся литературных Олимпах, Катя едва ли не ежедневно продолжает запись поэтической книги своей жизни, в которой каждое стихотворение — как осколок голограммы, содержащий всю или почти всю картину прожитого и пережитого, и только всё возрастающая скорость бега времени приводит к импрессионистскому размытию картины — так размывается картина за окном вагона при ускорении поезда. Иногда поезд замедляет ход, и акварель снова сменяется чёткими линиями офорта:

* * *

В глухом канале Грибоедова
вода такого цвета медного,
что можно долго вдоль идти
в виду канала за решёткою
за сигаретами, за водкою,
за смертью, Господи прости.

Вдоль этих зданий в отражении,
как скорбная улыбка гения,
до церкви Спаса на Крови,
фасада жёлтого, музейного
и Сада летнего, кисейного,
всей этой меди, синевы.

Пусть вечное с невечным свидится,
как греческий язык с кириллицей,
и кони с пеною у губ
доедут на канал из Персии.
А что везут? А так — известие
и изуродованный труп.

Тот же голографический эффект и в рассказах из книги «Суп гаспачо». Здесь из каждой временной точки история жизни разматывается на произвольную глубину — несколько месяцев («Кто спасёт Бэтмена») или несколько десятилетий («Нас не спросили»). В «Нас не спросили» потерявшая работу героиня (тождественная автору) получает предложение новой работы вместе с требованием прислать резюме. И вспоминая прежние места работы, проходит обратно так называемый жизненный путь — от кишинёвской школьницы через Нижний Тагил, Ленинград, Москву, Израиль до Бостона, где ещё только предстоит стать преподавателем MIT, а пока сократили из книжного магазина.

В этот момент становится немного жаль, что на вечере почти нет молодёжи студенческого и аспирантского возраста. Потому что за длящийся полтора-два часа вечер Катя Капович успевает дать присутствующим урок подзабытого ныне стоицизма. Прошлое — а в нём были арест и заключение отца по политическим мотивам, собственные столкновения лицом к лицу с «газообразным начальством», скитания вольного неподцензурного литератора, потери близких и любимых людей, многолетняя перемена мест с невозможностью остановиться и пустить корни, бедность, безработица — не становится поводом для обиды на мир, поиска виноватых, «проговаривания травмы». Только фундаментом для настоящего, в котором маленькая хрупкая женщина продолжает каждый день садиться за письменный стол.

Китайский летчик 

20.11.2021, 162 просмотра.




Контакты
Поиск
Подписка на новости

Регистрация СМИ Эл № ФC77-75368 от 25 марта 2019
Федеральная служба по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций

© Культурная Инициатива
© оформление — Николай Звягинцев
© логотип — Ирина Максимова

Host CMS | сайт - Jaybe.ru