Дополнительно:

Мероприятия

Новости

Книги

Памяти Льва Аннинского

Елена Погорелая

В 2000 году мне было тринадцать, а Льву Александровичу — 66. Он вёл у нас литературную мастерскую в детском творческом лагере. Разбирал всерьёз тексты подростков, спорил с нами о правдоподобии характеров, рассказывал про литературную критику, которая — о, первый в моей жизни инсайт, — оказывается, вовсе не о том, чтобы кого-то критиковать, а вообще о создании миров. Познакомил меня со своей женой. Александра Николаевна, хрупкая такая, спокойная, светлая, посмотрела на меня и сказала: «Ну какой тебе, деточка, Литинститут, поступай в МГУ. Вот Лёва закончил МГУ и сделался литературным критиком. МГУ ещё, деточка, никому не мешал».

Так и вышло.

Потом я поступила, поселилась в общежитии на Вернадского — как раз напротив дома Аннинских на улице Удальцова. Они меня звали пить чай, читать книги. А. Н. садилась рядом, слушала про мою первую несчастную любовь, про вторую любовь. Л. А. иногда вставлял трезвое слово.

Как будто бы всё это было совсем в другой жизни — но нет, это жизнь была бы совсем другой, не будь в ней Л. А. и А. Н.

Помним, любим, скорбим.

Ефим Бершин

Умер Лев Александрович Аннинский.

Эпоха потеряла еще одного своего представителя, одного из последних, одного из умнейших и образованнейших. Лев Александрович обладал собственной чёткой позицией, что позволяло ему трезво анализировать не только литературные произведения, но и всю нашу полубезумную действительность. Время превратило литературного критика в глубокого историка и своеобразного философа. Лично мне будет очень не хватать наших пусть и редких, но очень интересных и насыщенных разговоров. Аннинского нет больше с нами, но остаётся история литературы, в которой он давно уже пребывает. А история бессмертна.

Галина Климова

Умер Лев Александрович Аннинский, драгоценный наш Лёва, Лёвушка…

Блистательный литературовед и литературный критик, один из последних титанов эпохи, которого знали литераторы всех поколений, ценившие его мнение и рецензии, для многих открывавшие дорогу в литературу. Аннинский ещё и народный любимец — со времён известного фильма «Подкидыш», где он сыграл роль мальчика из детского сада, мечтавшего стать танкистом или пограничной собакой.

Льва Александровича узнавали в лицо продавщицы и, отдавая честь, улыбались гаишники. Мощная харизма, блистательный талант, острый ум, неотразимое обаяние…
Огромная невосполнимая утрата.

Пусть ему, «православному атеисту» (как он себя называл) земля будет пухом!

Вечная память!

Андрей Плахов

Скончался Лев Аннинский. Он был в своё время звездой литературной критики, но мне и коллегам моего поколения памятен также замечательными, вызывавшими острые споры статьями о кино (одна из них называлась «Шербурские танки» — о фильме «Романс о влюблённых»). Он был одним из тех, у кого мы учились профессионализму и чьим талантом восхищались.

Светлая память.

Денис Драгунский

Умер Лев Александрович Аннинский, выдающийся критик и, как бы сказали нынче, «историк культуры». Не только историк, но и практик культуры, человек, делавший её на протяжении десятилетий.

Критический метод Аннинского был по-своему замечателен. Он, как мне кажется, наследовал крупнейшим русским критикам XIX века, вроде Белинского, Писарева, Добролюбова — а также Каткова и Суворина. Особенно последним, с их резким переходом от революционности к охранительству.

Но самое главное, что унаследовал Аннинский от этих столпов русской критики — пристальное внимание к «что написано, о чём написано, в каком духе написано» — при некотором пренебрежении к «как написано». Сказать короче — этика и политика подминали эстетику.

Но мало того! Аннинский сделал ещё один шаг. В полемике с Юрием Трифоновым он сказал (цитирую по памяти): «Я такой же писатель, как и вы. Только вы пишете о жизни, а я — о ваших книгах. Смешно, если кто-то будет вам говорить, что „на самом деле в жизни всё не так, как вы пишете!“. Точно так же смешно, когда вы мне говорите: „На самом деле в моих книгах всё не так, как вы пишете!“ Для вас объект творчества — жизнь, для меня — ваши книги».

Вот так.

Я лично многим обязан Льву Александровичу. Причем не вообще (типа «поддержал», «помог», «открыл глаза») — а чисто, как говорится, конкретно. В 1990 году он пригласил меня на должность заведующего отделом национальных отношений в журнал «Дружба народов». Он уходил оттуда, а на своё место привёл меня. Это было круто. Это было престижно. А главное, это было очень интересно. Я проработал там до 1994 года, это были прекрасные годы, именно там я подружился с Александром Руденко-Десняком, Ириной Дорониной, Александром Архангельским, Еленой Шубиной, Натальей Ивановой, Леонидом Бахновым, Юрием Калещуком, Вячеславом Пьецухом и многими другими интересными, умными, колоритными людьми.

И разумеется, я продолжал дружить с Львом Александровичем, беседовать с ним лично и по телефону, встречаться в гостях, слушать его рассказы, читать подаренные им его книги.

Царствие Вам небесное, вечная Вам память, наш дорогой и незабвенный старший друг.

Скорбим 

15.11.2019, 111 просмотров.




Контакты
Поиск
Подписка на новости

Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 — 75368 от 25.03.2019
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций

© Культурная Инициатива
© оформление — Николай Звягинцев
© логотип — Ирина Максимова

Host CMS | сайт - Jaybe.ru