Дополнительно:

Мероприятия

Новости

Книги

Презентация книги Виталия Пуханова «Один мальчик» (М.: РИПОЛ классик, 2020)

Что сказал волшебник

У Виталия Пуханова вышла первая книга прозы. В этой фразе неожиданно всё. Да и сам Виталий утверждает — то, что книга вышла, это чудо. А чудо, по Пуханову, это цепочка свершившихся событий, вероятность которых изначально была очень мала. Книга готовилась для одного издательства — вышла в другом, выпуск отложили из-за возникших в этом издательстве проблем, планировали на весну, потом перенесли ближе к non/fiction 2019, а в итоге книга появилась сейчас.

Сам процесс написания историй про мальчика превратился для Пуханова в отдельный жизненный этап. Автор с упоением рассказывает, как за это время несколько раз бился головой о выступающие части метрополитена, когда на ходу сосредоточенно набирал в телефоне очередного мальчика: «Бах! И ты падаешь, потом лежишь, куда-то улетел твой айфон… Подходят люди, спрашивают — вам помочь? И это было раз восемь-девять».

В итоге у Виталия даже появился специальный кожаный шлем. В фейсбуке мальчик стал своеобразным камертоном: от некоторых друзей Пуханов избавился, зато обзавёлся новыми. Более того, на самого автора написание мальчиков оказало мистическое лечебное воздействие.

Описав таким образом публике анатомию чуда, Пуханов против всех ожиданий удалился со сцены. Мальчиков читали по очереди гости вечера: Клементина Ширшова, Мария Мельникова, Андрей Чемоданов, Александр Переверзин, Матильда Шторр, Данил Файзов, Мария Малиновская, Юрий Цветков и др. А сам автор, устроившись в партере, слушал, как это звучит со стороны, и временами искренне смеялся, как будто слышит незнакомый текст.

— Как будет называться серия, в которой выйдет моя книга? — спросил мальчик-писатель девочку-редактора.
— «Подбрюшье» будет называться серия, — ответила девочка. — Серия из сорока книг. Номер твоей книжки будет двадцать семь.

— Смерть без причины — признак мертвечины, — произнёс добрый волшебник.
— И что ты хочешь этим сказать? — насторожился мальчик.
— Так, — ответил волшебник, — пустая игра слов.

— Я не различаю людей по цвету кожи, — сказал слепой мальчик.
— Я не различаю людей по вероисповеданию, — сказал мальчик-атеист.
— А я люблю всех людей, — сказал мальчик-каннибал.

Пуханов признаётся, что любимого среди мальчиков у него нет: отношение к ним может меняться со временем, мальчик, который вначале показался вам умным, может через месяц показаться вам ужасно глупым и наоборот. Кроме того, Виталий считает, что мальчики, как вино, с годами набирают крепости.

В одной стране все писали, как слышали, и даже новую Конституцию написали с ошибками. Пришлось вносить ошибки в законы для приведения их в соответствие с Конституцией, а ошибки на письме закреплять как грамматическую норму.

Понять, что же такое эти мальчики и из чего они выросли, оказалось довольно сложно. Пуханов сразу предупреждает: Хармса здесь нет. По мысли самого автора мальчик — это последний отблеск, свидетельство уходящего мира. Мира свободных людей. Мира, который однажды после полуночи превратился в тыкву. Он умер, но умирал он красиво. Поэтому тексту присуща особая внутренняя свобода. Только в условиях такой свободы в тексте могут жить «отстойные образы» — волшебник, злая колдунья — которые встречаются в нём весьма часто, но именно благодаря этой частотности начинают работать.

Один мальчик, кого бы ни читал, видел всюду свои тексты, свои однажды уже зафиксированные на бумаге образы.
— Таково тяжкое бремя всех великих людей, — ответил мальчику добрый волшебник. — Помочь ничем нельзя, только посочувствовать.

Иногда в мальчиках довольно отчётливо слышатся мотивы Фридриха Ницше: сама афористическая форма, мощный этический посыл, отношения полов. Взять хотя бы эти примеры:

Одного мальчика бросили в клетку к девочкам.
— Лучше бросьте в клетку ко львам, — попросил мальчик и горько заплакал.

— Тебе придется стать очень хорошим человеком, — ответила колдунья девочке и отвела от неё взгляд.

— Как жить, чтобы потом не было стыдно? — спросил мальчик.
— Считать всё, что ты делаешь, единственно правильным. Другого способа я не знаю.

Да и идеи гибели старого мира и пересмотра ценностей, о которых говорил Пуханов, были бы, кажется, близки неистовому Фридриху.

Но эффектную академическую точку в анализе мальчиков поставила Евгения Вежлян: «Мальчик — это абсолютная пародия. Пародия, которая обманывает все наши ожидания, связанные с сетевой средой. Пародия на любые способы как-то быть в литературе. Этот текст невозможно ухватить — он выскользнет, что бы мы про него ни подумали. Что-то очень сложное при всей кажущейся простоте».

Один мальчик был создан из чистого говна, как его папа и мама, оба дедушки и обе бабушки. Но добрый волшебник пообещал мальчику, что если тот будет много над собой работать, читать книги, совершать добро, общаться с лучшими людьми своего времени, то однажды говно, из которого он создан, превратится в шоколад. Мальчик последовал совету волшебника и упорно исполнил все условия, но так и остался говном. Измученный, пришёл он к волшебнику и спросил:
— Почему так?
-Ну, извини, — ответил волшебник. — Не я автор этой прекраснодушной теории.

В завершение Виталий Пуханов описал нам свое видение анатомии успеха: по его мысли, для успеха мало таланта — нужна паранойя. Стремление к успеху, говорит Пуханов, это «самое страшное», потому что, достигнув его, невозможно преодолеть стремление повторить собственный успех. Значит, нужно всеми силами избегать успеха. Он должен сам тебя нагнать. На обращении автора к апории Зенона об Ахиллесе и черепахе закончился этот необычный вечер.

Александр Семёнов

Китайский летчик 

28.02.2020, 391 просмотр.




Контакты
Поиск
Подписка на новости

Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 — 75368 от 25.03.2019
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций

© Культурная Инициатива
© оформление — Николай Звягинцев
© логотип — Ирина Максимова

Host CMS | сайт - Jaybe.ru