Дополнительно:

Мероприятия

Новости

Книги

Памяти Владимира Успенского

Евгений Бунимович

Сегодня, когда многомерное пространство наук и искусств поделено на части, разрезано на куски, и мало кто способен жить и видеть поверх всех установленных барьеров и границ, уход Владимира Андреевича Успенского — воистину невосполнимая потеря.

Замечательный математик, ученик великого А. Н. Колмогорова, образец строгости, точности, доказательности, заведующий кафедрой математической логики и теории алгоритмов мехмата МГУ, создатель отделения лингвистики на филфаке МГУ, равно желанный автор и лучших научно-академических, и литературно-художественных журналов, он не просто утверждал  изумлению многих), что математика — гуманитарная наука, он строго и последовательно доказывал это не только в своих знаменитых «Апологии математики» и  «Трудах по нематематике», но всей своей феерической деятельностью.
Владимир Успенский чувствовал, ощущал, воплощал исходную, давно утерянную гармонию и единство гуманитарных и естественных наук, языка математики и языка общения, строгой математической логики и бытовой неразберихи, элитарной теории и повседневной практики. Всегда присутствовавшее в нем иное, нездешнее, мифическое, античное (не зря ему так нравилась его фотография в профиль, отчасти намекавшая на это) никак не противоречило ни простодушной болтовне обо всем на свете под соответствующим градусом на кухне его квартирки у метро «Аэропорт», ни по-детски простодушной радости при получении им премии «Просветитель» (ну, а кому, как не ему?)
Можно бесконечно много говорить о невосполнимости потери, безуспешно стараясь придать этому похоронному штампу исходный смысл, но не с кем теперь столь же основательно, всесторонне и одновременно неожиданно, ярко, парадоксально — в общем, как только он умел — обсудить саму сущность проблемы возвращения штампу исходного смысла…
Потому как Владимир Андреевич Успенский — это был человек невероятный, личность уникальная. Обыкновенное необыкновенное чудо, подарок судьбы…


Леонид Костюков

Умер Владимир Андреевич Успенский.

Среди практически всех людей, которых я знал, его выделяла поразительная, окончательная ясность мышления, стопроцентно выражавшаяся в речи — устной ли, письменной, неважно. Часто это было сродни пастернаковскому

…Вот, казалось, озарятся
Даже те углы рассудка,
Где теперь светло, как днем.

( «Гроза моментальная навек»)

И правда, объяснить непонятное несложно (потому что прогресс очевиден). А Владимир Андреевич умел объяснить, казалось бы, понятное так, что ты понимал, что прежде его не понимал. Пресловутая ясность приходила на место прояснений, облачностей, туманностей и прочих нормальных состояний мозга. Иногда это походило на юмор.

Однажды в телефонном разговоре с моим другом и шурином Колей Верещагиным Успенский продиктовал ему телефонный номер (тогда 7 цифр) и настоятельно попросил не полагаться на память, а записать. Коля сказал, что записал, а сам запомнил. Через пару минут, вдруг, Владимир Андреевич спросил номер; Коля ответил по памяти. А еще минуты через три:

— Коля, а теперь справа налево.

Настала окончательная ясность.

На банкете по случаю защиты Колиной докторской Успенский поднял окончательный, обобщающий тост из нескольких пунктов, и по ходу отметил Колиных детей, указывая при этом на моих.

— Это племянники, — поправили оратора из зала.

— Если такие племянники, — мгновенно нашелся Владимир Андреевич, — то какие дети!

На презентации в Чеховке книги Вайля и Гениса (не помню, к сожалению, какой именно) Владимир Андреевич начал свое выступление так:

— Я этой книги не читал, но у меня четыре смягчающих обстоятельства.

И пока он их стройно излагал, привалил восторженный народ из буфета, а всё мероприятие ненавязчиво и временно превратилось в театр одного актера. Нет нужды говорить, что это была самая яркая речь на вечере. Немного странно, что и самая содержательная.

Возможно, стык математики, лингвистики и философии  результаты Гёделя сложно воспринимать вне философского измерения) оставался одним из последних островков науки в устаревающем, неделимом понимании слова, а Владимир Андреевич Успенский — одним из последних обитателей этого островка. Мне довелось наблюдать его и изнутри математического сообщества, и изнутри литературного, и это было нечто большее, чем высокое удовольствие.

 

Скорбим 

04.07.2018, 179 просмотров.




Контакты
Поиск
Подписка на новости

Свидетельство о регистрации СМИ Эл№ ФC77-58606 от 14 июля 2014
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций

© Культурная Инициатива
© оформление — Николай Звягинцев
© логотип — Ирина Максимова

Host CMS | сайт - Jaybe.ru