Дополнительно:

Мероприятия

Новости

Книги

«Незабытые имена». Презентация книги «Генделев: Стихи. Проза. Поэтика. Текстология» (М.: Новое литературное обозрение, 2017)

Носатый и кусачий

В клубе «Дача на Покровке» друзья и коллеги вспоминали замечательного поэта, переводчика Михаила Генделева (1950–2009). Вечер прошел при поддержке Фонда памяти М. Генделева (Иерусалим).

Генделев писал стихи, которые не публиковались в СССР, входил в круг ленинградской неподцензурной поэзии, в 1977 году эмигрировал в Израиль, жил в Иерусалиме, фельдшером участвовал в Ливанской войне, в девяностых годах много печатался как журналист, работал политтехнологом, стал первым президентом Иерусалимского литературного клуба. Он — автор девяти книг стихов, книги прозы, многочисленных переводов классической и современной ивритской поэзии.

В начале вечера поэт, журналист Александр Елин рассказал о Фонде памяти М. Генделева, сайте http://gendelev.org, где размещено «Полное собрание сочинений» (стихи, переводы, проза, статьи, интервью), а также поделился планами создать премию его имени с вероятным названием «Золотая бабочка».

«Бабочка» — это, как известно, специфическая генделевская строфа, в которой поэт не выравнивал строки стихов по левому или правому краю, а располагал по центру. Так, конечно, сделано и в новой книге, представляющей почти весь корпус текстов.

Спасибо народ мой спасибо жиды
что музыка следует после еды
отдельно Наталье мерси и Коту
за кротость их и красоту.
                              (Спасибо Господь что Господня Война)

Елин отметил, что Генделеву было присуще «еврейское мировоззрение», не в плане приверженности к иудаизму, а с точки зрения широкой образованности и начитанности.

Дмитрий Гасин из «Времени», которому довелось сотрудничать с Михаилом Самуэлевичем, показал публике сохранившиеся в издательских архивах в единственном экземпляре книги Генделева «Неполное собрание сочинений» (2003), «Из русской поэзии» (2006), «Любовь, война и смерть в воспоминаниях современника» (2008).

Филолог-полонист, заведующая Центром славяно-иудаики Института славяноведения РАН Виктория Мочалова описала печаль друзей, узнавших о смерти Генделева, и зачитала его не просто остроумные, а довольно едкие эпитафии, например:

Эпитафия кредитору

Здесь упокоен кредитор по Воле Свыше.
Я обязательно верну. Целую. Миша.

Эпитафия Леве Меламиду,
беллетристу и многоженцу

Могилы сей беги, девица!
Он встанет. На тебе жениться.

Автоэпитафия

В последний, дева, раз тебя почтил вставаньем
Унылый аппарат, очей очарованье.

Своим друзьям, среди которых писатели Александр Генис, Михаил Веллер, покойный Василий Аксенов, музыкант Андрей Макаревич, Генделев запомнился яркой экстравагантной натурой, блестящим чувством юмора, а также своей гениальной кулинарией. В 2007 году в издательстве «Время» вышла его «Книга о вкусной и нездоровой пище, или Еда русских в Израиле», соединившая в себе художественно-поэтическую составляющую и практическое руководство. Наряду с готовкой, в которой Генделев рекомендует себя пристрастным и утонченным гурманом (или гурмэ, как он настаивает), автор красочно живописует израильский образ жизни, а порой и «боевое» прошлое в СССР, где со старым другом они готовили тушенную в вине нутрию, выдавая ее за кролика.

Вот пара пассажей из книги: Ловят, значит, осьминога, а потом, удалив чернильницу, долго шлепают октопуса о прибрежный камень. Поначалу я думал, что это головонога за что-то наказывают, но, как оказалось, просто отбивают. То ли для мягкости, то ли изгоняя вредный привкус, то ли из предрассудка. Далее головонога или коптят, что в домашних условиях Петах-Тиквы хотя и теоретически невыполнимо, зато изумительно канает под пивко. <…> Голова старого вепря, подаваемая холодною в день Светлого Христова Воскресенья. Самую красивую копченую голову старого вепря очистить, сварить, как копченый окорок… Положить на блюдо, убрать уши и морду красиво выстриженной белою бумагой и зеленью. И все в таком роде. Кстати, номинацию «Кулинария» непременно обещают учредить в будущей генделевской премии.

Тему кулинарии еще раз затронула Юлия Ревазова (мать писателя Арсена Ревазова), заметившая, что не всегда соглашалась с тонкостями рецептов Михаила Генделева. Когда она что-то готовила, он, уже будучи нездоровым, вскакивал, прибегал на кухню и говорил: «Ты не так делаешь!». Ей было приятно, что некоторые ее поправки он все-таки учел при создании «Книги о вкусной и нездоровой пище».

Поэт и культуртрегер Данил Файзов вспомнил знаковый эпизод: когда вместе с коллегой Юрием Цветковым они спешили на какую-то эксклюзивную встречу, от которой зависела культурная программа и ее финансирование, случайно повстречали прогуливающихся Михаила Генделева и Михаила Веллера. После пары анекдотов писатели пригласили поэтов в кафе, и — важная встреча естественным образом отменилась. Сам Веллер вспомнил, что рядом с их общим другом, бардом богатырского телосложения Сергеем Саульским, Генделев выглядел «маленьким, носатым и кусачим». В стихах он довольно часто «подкусывал» друзей, но это была лишь проверка вроде «есть контакт».

Вечер закончился дружеским общением и дегустацией местной кухни, что было очень созвучно вкусам русско-израильского поэта.

Елена Семёнова

Дача на ПокровкеНЛО 

01.05.2017, 748 просмотров.




Контакты
Поиск
Подписка на новости

Свидетельство о регистрации СМИ Эл№ ФC77-58606 от 14 июля 2014
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций

© Культурная Инициатива
© оформление — Николай Звягинцев
© логотип — Ирина Максимова

Host CMS | сайт - Jaybe.ru