Дополнительно:

Мероприятия

Новости

Книги

Открытие 13 литературного сезона (2016-2017). 11-е Жан-Жаковские чтения. Николай Байтов

 

Песни под кофемолку

 

Байтов борется с симметрией

 

Начну с эффектного финала: вечер поэзии Николая Байтова в «Жан-Жаке» плавно перетёк в мини-концерт: завершали его три песни. Все суть вариации на тему «Из-за острова на стрежень». Только вариации эти написаны от лица трех женщин: Юдифи (на мотив «Когда б имел златые горы»), Валери Соланас (на блатной мотивчик) и Шарлотты Корде (на мотив «Марсельезы»). Это как бы симметричный ответ на печальные события разудалой застольной песни. Женщины, правда, не выплывают на стрежень в челне, но их партнерам – Олоферну, Энди Уорхолу и Жан-Полю Марату – не позавидуешь.

Байтов (точнее, его эстетика) состоит в непростых отношениях с институтом авторства (взять хотя бы антиавторские литературные перформансы с отторжением и присвоением стихотворений; или проза «Любовь Муры»). В данном случае интрига не в наглой игре с авторством: Байтов-песенник аккуратно сослался на феминистский проект художницы Мари Эллен Крото, которая переписывает картины с известными сюжетами, меняя местами мужчин и женщин. Это даже традиция: «Завтрак на траве» с обнаженным мужчиной, окруженным строго одетыми дамами, кисти Салли Мур оброс лайками и «каментами» в соцсетях, как пёс шерстью.

Но «симметричный» ответ как раз вызывающе несимметричен. Потому, что отношения мужчина-женщина не симметричны нигде, не только в России времен Стеньки Разина. «Завтрак» для Байтова «простоват». Юдифь Разина, Валери Разина и Шарлотта Разина втянули слушателя в симметрии и ассимметрии Библии, поп-арта и Революции. Ну а не втянули, так развлекли. «Эти песни для развлечения. Но, надеюсь, не только для развлечения» – предварил их певец.

 

Скопусы Байтова

 

Даром что Байтов читал и пел в кафе под стук вилок и песнь кофемолки, слушали его ровно те, кто пришел слушать Байтова, и пустых мест в зальчике не было. Так что проблема «мятого пальто», обозначенная Леонидом Костюковым, о которой напомнил Юрий Цветков, не ощущалась, все знали, что их ждет (с точностью до песен, ставших «бонусом»). А многим просто хотелось послушать ушами то, что читали глазами и помнили корой (если не спинным мозгом). Но знать – это вообще непростое дело, а в отношении Байтова дело мутное. Стихи, может, более юркие, чем его проза, ускользают в согласии с его же неожиданно популярным в последнее время древним манифестом «Эстетика „не-X“.

Дело знания осложнилось последнее время тем, что Байтов подкинул поэтической публике новый манифест (в форме скромного комментария к учебнику „Поэзия“), назовем его Scopus. „Главная составляющая поэтического проекта – это намерение, целеполагание: т.е. именно для чего тот или иной поэт пишет стихи. В древней риторике это называлось словом scopus и считалось ключевым понятием: первое во всяком высказывании, что нужно определить, это его цель. Иначе никакое высказывание нельзя понять адекватно. <…> Самоутверждение, самолюбование; самовыражение; самотерапия; познание, создание прекрасной вещи, <…> у каждого поэта свой специфический проект, состоящий в тонкой, индивидуальной комбинации различных скопусов. Если читатель не поймёт или хотя бы приблизительно не почувствует этой комбинации, у него нет шансов адекватно воспринять высказывание конкретного поэта“.

В песнях Николай Байтов скомбинировал, видимо, развлекательный скопус с еще парочкой припрятанных скопусов. А в прочитанных стихотворениях и пятиминутной поэме? Скопус „самоутверждение в процессе решения сложной игровой задачи“ подмешан, допустим, в поэму, где и скопус „прояснение с помощью стихов чего-то туманного, не поддающегося логическому осмыслению“ – а может, и не прояснения, а наоборот – размывания. А скопус „создание прекрасной вещи“? Уж он вдоволь наигрался с соотношениями созвучий, дразнил байтовскими неточными рифмами уши, настроенные на „прекрасное“. И живописал картинищи, где поместилось всё: оладьи и блинчики трогательно соседствуют с „медальонами понятий“ (не только соседствуют, но и срифмованы), где „гнутых смыслов коллайдер“ (его Байтов рифмует с „куда это“), империи (рифмует с «ни пери-/ферии, ни центра») и где в финале надо лишь «не проспать и зажечь / ёлку к Новому Году».

 

Байтов – тигр

 

Чтение Байтовым своих стихов – образец неактерского чтения тончайшей очистки. Оно не похоже и на «плохое» авторское чтение – нет завываний и задыханий. Это ровный голосовой поток с малыми, но неслучайными перепадами, с едва заметными, но острыми акцентами. Этакий чтецкий минимализм, за ближайшими границами которого бормотание (свою музыкальность Байтов доказал песнями, да еще и сослался на музыкальную школу). В этом потоке движутся метафоры (кстати, «есть поэзия чувств, но, увы, – даже там / не бывает метафор без слов») и аллитерации, ритмические сдвиги и анжамбеманы, а вместе с ними зависшие над звуковой волной смыслы, ассоциации, пейзажи.

Оставим-ка скопусы грядущим скопусо- и байтововедам. Мы просто видим, как «на ткани вероломных снегов / сухими лапами я [то есть Николай Байтов] осторожно, как тигр, / побрёл, не оставляя следов».

Вообще-то говоря, типичная задача среднестатистического поэта как раз наследить – в поэзии, как минимум. В случае Байтова это точно не кокетство – не кокетка он. Ну да, он же тигр.

 

Валентин Алень

 

БайтовЖан-ЖакОткрытие литературного сезона 

03.10.2016, 1808 просмотров.




Контакты
Поиск
Подписка на новости

Свидетельство о регистрации СМИ Эл№ ФC77-58606 от 14 июля 2014
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций

© Культурная Инициатива
© оформление — Николай Звягинцев
© логотип — Ирина Максимова

Host CMS | сайт - Jaybe.ru