Дополнительно:

Мероприятия

Новости

Книги

Презентация книги Людмилы Осокиной «Халупа» (М.: Время, 2016)

Халупа – врата во Дворец поэзии

 

В «Даче на Покровке» – презентация новой книги Людмилы Осокиной «Халупа», в которой, как сказано в аннотации, «с документальной точностью показана изнанка жизни одного из культовых поэтов московского андеграунда Юрия Влодова».

Не книги – проекта. Так написано на титуле. Почему «проект»? Может быть, потому что Люда еще не закончила свое безжалостно безоглядное повествование, реконструкция продолжается. Она ведь так и сказала: «Халупа – вход, врата во Дворец поэзии». Метафора, конечно. Но конструкция сложная, шаткая, того гляди рухнет, удержать ее может только настоящая вера, с прописной буквы Вера в то, что путь в храм настоящей поэзии можно проложить только так – со дна бытия, кажется, невозможного для простого человека, небытия, хочется воскликнуть, читая книгу. Пройти этот тяжкий путь шаг за шагом, прожить час за часом, минута за минутой – и мечта сбудется.

И ведь Люда была счастлива! Так пишет, так говорит. Не верить Людмиле Осокиной нельзя. Почитайте «Халупу» – поймете.

Голос звучит тихо, немного смущенно, Людмила выбирает не самые «острые» места, на слух воспринять которые было бы невозможно. Их и читать мучительно трудно, чем дальше, тем страшнее. Шарахаешься из стороны в сторону, от стены к стене, хочешь вырваться на улицу, к людям, вдохнуть московский смог, услышать уличный гул и шум и понять, что жизнь продолжается, обычная, наполненная болью, тревожным ожиданием, радостью, надеждой, человеческим общением. Но для Люды двери заперты снаружи, окна и форточки забиты гвоздями, она узница, затворница, она Королева своего Короля. «Маргарита нашла своего Мастера». Это она сама о себе говорит. Добровольная затворница?

Я уверена, что многие в зале испытывали некоторую неловкость, будто в замочную скважину подглядывали не по своей воле, будто присутствовали на исповеди и слышали не для них, может быть, рассказанное. Не каждый читатель готов к такой прозе, запредельно откровенной, обнаженной, без игры, заигрывания, подыгрывания. Мужества требует эта проза от читателя. Но каким мужеством должен обладать писатель, так распахнувший свою душу, ведь «Халупа» – не женская проза, не проза поэта в общепринятом смысле, это очень жесткая, беспощадно правдивая книга, беспощадная прежде всего к себе, а уж потом к своему Королю, к его окружению, и через них уже проекцией – ко времени,  которое не выбирают.  В котором живут и выживают. Кто как умеет.

Два часа, затаив дыхание, слушали, как Люда читала, отвечала на вопросы, пытаясь что-то объяснить, казалось, прежде всего, себе самой – похоже, не в первый раз. Ведь книга соткана из непридуманной правды, много осталось вопросов. Выступили и очевидцы, «люди Влодова» – Владимир Цапин, Сергей Касьянов, другие  – о них тоже рассказано в «Халупе», взглядом из сегодня в прошлое – без прикрас. По всему ясно – им есть что вспомнить, но… Сергей Касьянов сказал: « У меня есть покруче воспоминания… Но я бы не стал писать об этом…».

Можно понять, объяснений не требуется.

 

Рада Полищук

 

 

Поэзия, любовь и быт – эхо 80-х

 

Один из самых интересных вечеров  (а для меня, так самый интересный) уже завершившегося  сезона пришелся на его заключительный период. Это презентация книги Людмилы Осокиной «Халупа» , прошедшая 4 июля в «Даче на Покровке». Фактически это был вечер воспоминаний о времени – даже уже не о 90-х прошлого века, разговоры о которых массированно ведутся последние несколько лет, а о предшествующих им – и готовящих их – 80-х.

В центре была личность героя презентуемой книги – Юрия Влодова (1932–2009), как сказано в аннотации к ней, «одного из культовых поэтов московского андеграунда», «изнанка жизни» которого показана в книге «с документальной точностью». Не берусь сказать, сколько человек в зале были знакомы с жизнью Москвы 80-х – той незабвенной, навсегда ушедшей в прошлое жизнью, суть которой совершенно невозможно передать последующим поколениям, сколько ни рассказывай об интеллектуальной элите, бомжующей или работающей сторожами и дворниками, советских коммуналках, продуктовых заказах на предприятиях, постоянных разговорах о КГБ, о прочем и прочем, в то время привычном, обыденном и, казалось, установленном навеки. Надо отдать должное Людмиле Осокиной, вдове Юрия Влодова, ей во многом удалось передать атмосферу тех лет, может быть потому, что в данном случае мы имеем дело с исповедью – очень откровенной, не щадящей ни себя, ни мужа, ни сотоварищей по нищей, неустроенной литературной, как теперь говорят, тусовке. И уж точно потому, что ее повествование об этой жизни пронизано неподдельной, истинной любовью – прежде всего и в первую очередь к поэзии, олицетворением и воплощением которой стал для нее Юрий Влодов (ко временя знакомства она была молодая «начинающая поэтесса», а он –

пятидесятилетний, успевший стать знаменитостью, как теперь говорят, «параллельной культуры», поэт). Иначе невозможно представить, как она вынесла ту жизнь, которую описала в книге – неустроенную – до дикости, Тем не менее, как отмечает в своей рецензии Евгений Лесин, пишет она, надо полагать, «о лучшем периоде своей жизни», хотя и «ужасном» (http://www.ng.ru/ng_exlibris/2016-07-14/1_glavnaya.html).

На вечере, перемежаясь со стихами и пением под гитару, все длились и длились воспоминания – как о 80-х и тех людях, с которыми сводила тогда жизнь, так и о более поздних временах. «Неформальное общение» затянулось почти до полуночи, потом стояли еще во дворе, расходиться не хотелось, и я даже не припомню, чтобы когда-либо так поздно выходила с литмероприятия. Какое-то «семейное», удивительно теплое получилось общение. Хотя Данила Давыдов привнес в происходящее серьезную литературоведческую ноту – спичем об андеграунде и его одиночных представителях, которые еще ждут своих исследователей, всячески приветствуя в связи с этим презентуемую книгу и закончив призывом к созданию работы о московском андеграунде – как известно, о питерском, то бишь ленинградском, книги есть[i]. Наверно, со временем все это будет, а пока – кто как может, так и пишет, и вот – книга об андеграунде, в которой, как и в самой жизни, неразделимо перемешаны поэзия, любовь, политический строй страны и быт – в данном случае неустроенный донельзя и поданный в своей неустроенности как необходимая плата за явление чуда поэзии, и еще всякое-всякое. Так что можно только радоваться появлению «Халупы» и тому, что с ней Людмила Осокина стала финалистом премии «Нонконформизм» текущего года. 

 

Людмила Вязмитинова

 


[i] Например,  следующие издания:

Самиздат Ленинграда. 1950-е–1980-е: Литературная энциклопедия / Под общей редакцией Д.Я. Северюхина. Авторы-составители В.Э. Долинин, Б.И. Иванов, Б.В. Останин, Д.Я. Северюхин. Москва: Новое литературное обозрение, 2003. 624 с.

Cтанислав Савицкий. Андеграунд. (История и мифы ленинградской неофициальной литературы.) — М.: Новое литературное обозрение, 2002. — 224 с.

Лица петербургской поэзии. 1950–1990-е. автобиографии. Авторское чтение / Отв. ред. Ю. М. Валиева. СПб. Искусство России 2011г. 720 с.+ 5 CD. ).

К истории неофициальной культуры и современного русского зарубежья. 1950–1990-е. Автобиографии. Авторское чтение / Отв. ред. Ю. М. Валиева. СПб.: ООО «Контраст», 2015. 600 с. + 3CD

Борис Иванов. История Клуба-81. СПб.: Изд-во И.Лимбаха, 2015

и другие.

 

Дача на покровеПрезентацияВремя 

17.08.2016, 3580 просмотров.




Контакты
Поиск
Подписка на новости

Свидетельство о регистрации СМИ Эл№ ФC77-58606 от 14 июля 2014
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций

© Культурная Инициатива
© оформление — Николай Звягинцев
© логотип — Ирина Максимова

Host CMS | сайт - Jaybe.ru