Дополнительно:

Мероприятия

Новости

Книги

9-е Жан-Жаковские чтения. Игорь Иртеньев

«Мне стихи писать не в падлу…»

 

Вечер Игоря Иртеньева  в кафе «Жан-Жак» стал тем событием, которое с удовольствием предвкушаешь и потом с не меньшим удовольствием вспоминаешь. Президент клуба «Поэзия», созданного в 1986 году, ставший очень известным после ошарашившей всех двадцать семь лет назад «Елки в Кремле», Игорь Иртеньев – это человек, чьи стихи с нами уже три десятилетия. Реформы и кризисы, путч и развал Советского Союза, лихие девяностые, стабильные нулевые, непредсказуемые  десятые – все это было отрефлексировано в бесконечно остроумных строках. По каким только дорожкам нас не мотало, какие бы крутые виражи мы вместе со всей страной ни делали, поэзия Иртеньева всегда сопровождала нашу жизнь. За эти годы Игорь Моисеевич совершенно не изменил ни свой стиль, ни свою интонацию. При этом стихи его  совершенно не кажутся однообразными, им радуешься, как хорошему знакомому. 

Оставаться в течение трех десятилетий популярнейшим и любимейшим российским стихотворцем – нелегкое ремесло. Мыслями об этом Игорь Моисеевич и поделился с аудиторией, значительную часть которой составляли его коллеги. Вот одно из стихотворений, прочитанных в «Жан-Жаке»:

Полагаю, цель поэта –
Рвать бутоны наслажденья
Да херня, скажу, все это,
Извини за выраженье.
…Чтобы гребаную дачу
Содержать хотя бы как-то,
В день стиха по три фигачу
Я фактически де-факто.
…А когда бы адвокатом
Я родился бы в рубашке,
Был бы толстым и богатым,
В день имел бы по пятнашке,
Как какая-нибудь Падва
Или, скажем, Кучерена.
Мне стихи писать не в падлу
Но обидно охеренно.

 

Эти стихи, как и многие из прочитанных  были опубликованы в сборнике «Жанр кризиса», изданном в  Иерусалиме в 2015 году издательством «Беседэр». Напомню, что Игорь Моисеевич большую часть времени проводит сейчас в Израиле, где ведет на сайте beseder.ru рубрику «Полная поэтень». В Москве бывает наездами. Вот и сейчас он приехал ненадолго вместе со своей женой, писателем и публицистом  Аллой Боссарт, отношениям с которой посвящены многие его лирические строки. Ну вот такие, например:

Когда-нибудь мы друг друга убьем,
Но это когда еще, а пока
Нам есть о чем поболтать с ней вдвоем
За рюмкой доброго коньяка.

Или исполненное по просьбе зала «про Алку-зажигалку»:

Мне для Алки ничего не жалко, –
Кто бы там чего не говорил.
Я недавно Алке зажигалку
За пятнадцать тысяч подарил.

<…>

На свои купил, на трудовые,
Те, что получил за этот стих.
Бабки, прямо скажем, – ломовые.
Алка, прямо скажем, стоит их.

 

И еще одна особенность поэзии Иртеньева – она доступна не только тем, кто профессионально занимается проблемами российской словесности. Я могу сказать по собственному опыту, что  даже  бесконечно далекие от литературы люди, которые последний раз стихи читали, скорее всего, в школе, страшно восхищались его творчеством и буквально просили «списать слова». Особенный восторг вызывает четверостишие:

Страна моя идет ко дну
Со мною заодно,
А мне обидно за страну
И боязно за дно.

Свои стихи Иртеньев обычно читает, выдерживая максимально серьезную, даже трагическую интонацию. Именно таким тоном была прочитано то, что можно назвать опытом современной баллады – история о горестных приключения нашего с вами современника. Итак - российский гражданин, судя по всему, актер или поп-певец, оправившись  отдыхать в Непал, в пути обнаруживает нехватку алкоголя и  в поисках его врывается в кабину пилотов:

«Чтобы летчик настоящий
Да летел без пузыря?!
У него ж там черный ящик
С верхом полный вискаря.
Открываю дверь в кабину,
Говорю: «Врубись, баклан,
Или я тут кони двину
Или высосу стакан».
…Тут мне сзади, штурман, падла,
Залепил по кочану
И пока я на пол падал,
За деталь задел одну».

Заканчивается вся эта история вполне благополучно.

«…В общем, сели мы в Харбине
При отрубленном шасси.
Хоть мы тут и на чужбине,
Но бухла – косой коси».

За это мы и любим Игоря Моисеевича: он рассказывает о вещах диких, бредовых, абсурдных, но прежде всего – смешных. Его творчество  делает действительность не то что более понятной или приятной, зато, по крайней мере, более весёлой. Вот и после вечера в «Жан-Жаке» расходились все с заметно улучшившимся настроением. Даже погода, которая до того дня была пасмурной и дождливой, как-то вдруг исправилась и стала солнечной и теплой. 

 

 Екатерина Шерга

 

ИртеньевЖан-Жак 

31.07.2016, 1913 просмотров.




Контакты
Поиск
Подписка на новости

Свидетельство о регистрации СМИ Эл№ ФC77-58606 от 14 июля 2014
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций

© Культурная Инициатива
© оформление — Николай Звягинцев
© логотип — Ирина Максимова

Host CMS | сайт - Jaybe.ru