Дополнительно:

Мероприятия

Новости

Книги

Александру Переверзину — 50. На вечере представлена книга Александра Переверзина «Ежедневная пропасть» (Ростов-на-Дону: Prosodia, 2024)

Светлана Хромова

Стихи, которые были всегда

В Музее Серебряного века 3 февраля прошла презентация книги Александра Переверзина «Ежедневная пропасть». Этот день для автора юбилейный — исполняется пятьдесят. Не буду оригинальной, если скажу, как быстро проходит время. И если вынести за скобки все стихи и достижения, вдруг покажется, передо мной тот же человек, что и двадцать с небольшим лет назад, когда мы познакомились. Хотя на самом деле мы все изменились, и всё вокруг изменилось.

Юрий Цветков предлагает начать вечер с выступления людей, уже знакомых с книгой. Выходит поэт Ирина Ермакова. Она говорит о том, что нам повезло знать такого поэта, как Александр Переверзин, и дарит ему прижизненное издание Блока. Она же замечает, что в книге ровно пятьдесят стихотворений, и автор отвечает, что это случайность.

Александр рассказывает, что не хотел отмечать свой юбилей, но вышла книга. И ещё этот вечер для мамы, которая, как и многие мамы творческих людей, надеялась, что у сына будет надёжная профессия, в случае с Сашей — профессия инженера, и только десять лет назад приняла, что сын — поэт и издатель. И потому хотелось показать ей сегодня, чего он достиг. «К сожалению, мама умерла полтора года назад, доказывать уже некому», — произносит Александр. Чтения начались со стихотворения, которым открывается книга:

* * *

В первую субботу февраля
мать в окне увидела шмеля
и сказала, встав в дверной проём:
Пашей или Сашей назовём.
Видишь, в середине белизны
шмель летает? Это добрый знак.
Если не вернёмся до весны,
за мукой сходи в универмаг.
А вернёмся — научу читать,
буду с ним лежать на берегу,
карандашик дам ему, тетрадь,
что, Валера, я ещё могу?..
…Это было жизнь тому назад.
Хорошо держалась на плаву
та страна, где ночью снегопад,
та страна, где утром снегопад.
Замело страну, а я живу.
Даже не успело надоесть,
всё ещё считаю: сорок шесть.
А вокруг резиновая тьма,
«Перекрёсток», длинные дома,
искры, озаряющие рань, —
электричка острая скользит
на Шатуру или на Рязань,
и мелькает в стёклах алфавит.

Дальше поэт читает, зал слушает, на каких-то строчках — смеётся, на каких-то вздыхает, даже вскрикивает.

Выходит поэт и критик Эля Погорелая. Она говорит о том, что Саша пишет такие стихи, которые как будто бы были всегда. «Александр Переверзин пишет историю человека-поэта, а с другой стороны, историю человека вообще, и, читая эти стихи, всегда находишь связь с собственной жизнью».

* * *

Нахожусь в междуречье
беспокойства и злости,
где слова человечьи
превращаются в кости,
где качается Хронос
в сердцевине колодца.
До чего ни дотронусь —
упадёт, разобьётся.
В разговорах с глухими
в тишине тизерцина
отзывается имя
милосердного Сына.
Гуттенберг на полставки,
андердог в высшей лиге.
У меня на прилавке
одноцветные книги.
И в одних — жизни строгость,
а в других — смерти кротость.
И всё шире и шире
ежедневная пропасть.

Алексея Коровина Юрий Цветков представляет как человека много лет помогавшего Саше, а значит и всем нам (благодаря ему почти двадцать лет выходят книги «Воймеги», и — теперь — журнал «Пироскаф»). Алексей вспоминает про поступление в Литинститут, рассказывает — Александр никогда не говорил о себе, только о других — кого-то нужно издать, кому-то помочь. И за этой организаторской деятельностью скрывался и рос большой талант. Перед вручением своего подарка он сказал, что хотел бы вернуться на девяносто лет назад — в это время Борис Пастернак был очень счастлив. И вручил юбиляру «Второе рождение» 1934 года со словами, что у Саши сейчас наступило второе рождение, появилась книга, появился журнал.

В конце вечера говорит поэт Алексей Алёхин. «Мне очень часто приходится слушать стихи, и очень редко хорошие. Сегодня как раз такой редкий случай». Алексей Давидович считает, Александр Переверзин занимает одно из стержневых мест в нашей словесности, и много делает для поэзии вообще, помимо его собственных стихов.

После автор долго подписывает книги и принимает подарки и поздравления. Например, Андрей Чемоданов подарил фигурку Пегаса, а Дмитрий Гасин — книги для Сашиной дочери Анны. Зал опустел, стулья собрали и унесли, даже убрали стол, за которым выступал юбиляр, а остались ещё несколько человек в ожидании автографа.

Внизу все ждали виновника этого внезапного праздника, ведь книга стихов — это всегда небольшое чудо, а стихов хороших — вдвойне. Начинается неформальное общение, звучат тосты, поздравления, Саша улыбается. Инга Кузнецова вспоминает давнюю историю 2002 года в музее Пастернака в Переделкине, как они без спроса меряли его сапоги (Инге подошли, а Саше оказались малы) и потом бежали от служительниц по сугробам. Мы смеёмся. Я думаю о том, что этот вечер похож на прежние вечера.

 

Елена Генерозова

Моменты счастья

3 февраля в Музее Серебряного века прошёл вечер — презентация новой книги Александра Переверзина «Ежедневная пропасть», выпущенной в Ростове-на-Дону издательством «Prosodia» в серии «Действующие лица».

Начну с того, что к указанному времени зал был полон. Вновь прибывающим людям несколько раз выносили новые партии раскладных стульев до тех пор, пока не закончились и стулья, и место, куда их можно было бы поставить, и самым поздним пришедшим ничего не оставалось, как стоять в проходах.

Сам виновник торжества опаздывал, такси застряло в пробке, и, как мне показалось, был удивлён таким количеством народа. Именно со слов благодарности пришедшим автор начал своё выступление. И также добавил несколько слов о том, что он хотел бы, чтобы на этом вечере была его мама, которую беспокоила та стезя, которую он выбрал в качестве дела своей жизни.

Мама, ушедшая полтора года назад, как вспоминал Саша, планировала видеть его занимающимся более серьёзными, с её точки зрения, вещами, но если бы она вдруг оказалась здесь, то в этот день точно была бы за него рада.

Поэт Ирина Ермакова, первой взявшая слово, сказала то, что, собственно, знал почти каждый из собравшихся: Александр Переверзин известен прежде всего как издатель поэтических книг, создатель и главный редактор легендарного издательства «Воймега», в котором за двадцать лет его существования вышли более ста сборников современных авторов. Но, несмотря на то что у значительного количества присутствующих в этом издательстве вышли книги, у поэта Переверзина поэтических книг всего три.
«Ежедневная пропасть» — последняя из вышедших. Внимательная Ирина предположила, что количество стихотворений в ней (пятьдесят) символично — у их автора в этом году полувековой юбилей. Сам автор, правда, попытался заверить нас, что это случайно.

Замечательная поэзия Саши, на мой взгляд, имеет ряд свойств, которые в некоторой степени должны противоречить друг другу. В них много обыденного, ежедневной рутины, привычных пейзажей и промзон, электричек и полустанков. Узнаваемые лица соседей и попутчиков, считываемые приметы времени и места («трубы Шатуры», «кассы, храм») вплетаются в повествование естественно и легко, без сколько-нибудь заметного надрыва или аффектации. Мелькают, как в вагонном окне, Подмосковье, новгородские и вологодские земли, но не в том псевдоромантическом обличии деревень, как их принято показывать на глянцевых фотографиях — эти современные нам ландшафты вполне можно назвать постсоветской, а не древнерусской тоской, если бы не способность их автора создавать одновременно с ослепительным узнаванием ещё и неожиданно свежий ракурс, смену привычного угла зрения:

А что за этими коробками?
Листва и комьями земля,
Травинки с божьими коровками,
Шмели, обрезки горбыля.

А для чего забор и лестница?
Оттуда прилетает мяч,
Когда засушливые месяцы
И ветер резок и горяч.

(«А что за этими коробками?..»)

«Чистый спирт» — так заочно охарактеризовал эти стихи Олег Дозморов (говоря, впрочем, не о вечере, а о подборке в «Знамени», где некоторые из читавшихся стихов, были опубликованы). Я бы добавила от себя что если эти стихи и спирт, то, скорее, нашатырный. Они и вправду воздействуют на читателя таким образом что окружающий мир вдруг предстает неожиданно свежим и предельно чётким:

Когда я вдаль смотрю с моста,
Я понимаю, что за Сходней
Россией правит пустота
И делает её свободней.

(«Когда я вдаль смотрю с моста…»)

Поэт и литературный критик Елена Погорелая говорила о том, что каждую книгу этого автора она ждёт с нетерпением. Можно быть уверенным в том, что это желание не только её, многие ждут стихи Переверзина со всевозрастающим интересом.

Леонид Костюков, один из самых уважаемых мэтров нашего отечественного поэтического пространства так писал по поводу выхода его предыдущей книги «Вы находитесь здесь» (она вышла в кажущемся теперь далёким 2021 году): «Переверзин — поэт в первую очередь, несмотря на масштаб и успешность его других ипостасей».

Да, это именно так, но картина была бы не полной без упоминания того, что сейчас, после закрытия «Воймеги» Александр взялся за новый, но уже получивший в поэтических кругах известность проект: поэтический журнал «Пироскаф», где он является главным редактором. Ума не приложу как один человек способен, будучи опытным организатором, ещё и писать прекрасные стихи. Однако — ему это удаётся. И я уверена, что все присутствующие на вечере — а также множество тех, кто по каким-то причинам не смог приехать, но очень хотел — будут ждать новых журналов, новых стихов и книг. Потому что ежедневная пропасть наших дней включает в себя не только рутину, но и моменты встречи с людьми и стихами, которые в буквальном смысле делают жизнь счастливей, как бы странно это сейчас ни звучало.

 

Музей Серебряного векаПереверзин 

17.03.2024, 1662 просмотра.




Контакты
Поиск
Подписка на новости

Регистрация СМИ Эл № ФC77-75368 от 25 марта 2019
Федеральная служба по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций

© Культурная Инициатива
© оформление — Николай Звягинцев
© логотип — Ирина Максимова

Host CMS | сайт - Jaybe.ru