Дополнительно:

Мероприятия

Новости

Книги

Представление книги Александра Чанцева «Духи для роботов и манекенов» (М.; СПб.: «Т8 Издательские Технологии» / «Пальмира», 2023)

Анна Трушкина

Человек-жест

Виновник события очень переживал, что мало кто сможет прийти. Несколько раз упоминал, что на этот день, 9 декабря 2023 года, в Москве намечено три литературных вечера, и к тому же, довольно сильный мороз.

Но волнения были напрасны. Преданным читателям, друзьям и поклонникам многожанрового творчества Чанцева ничего не помешало. И они были вознаграждены, даже авансом — уже в гардеробе их ждали бокалы с шампанским. Согревшись после пробежки по стылым московским бульварам, гости расселись в зале музея-квартиры А. Н. Толстого, и вечер начался.

Первой взяла слово Татьяна Данильянц, рассказав о том, что она увлечена культурой Китая, поэтому чувствует связь с Чанцевым-японистом. Подчеркнула, что живой интерес к другим авторам — это особая культурная стратегия, которая выделяет Александра. Татьяна прочитала лимерик о роботах, сказав, что стихами в этом жанре они с Александром обмениваются в переписке.

Потом наступило время музыки. Мария Алиханова, лауреат международных конкурсов, готовилась сыграть на флейте произведение «Cassandra’s Dream Song» Брайана Фернихоу. Но сразу обрушить «новую классику» на неподготовленную аудиторию было бы неосмотрительно. Поэтому сначала выступила Ирина Абрамян из Санкт-Петербурга. Искушённый знаток современных музыкальных течений, Ирина объяснила слушателям, насколько манера Фернихоу напоминает прозу Александра. Их объединяет особая ритмическая структура и интерес к новым методам и системам. В подкрепление своих мыслей Ирина привела цитату из статьи Ольги Балла о чанцевской «микропрозе».

Вообще Ольга Балла оказалась главным на сегодняшний день «чанцеведом». Её подробное, глубокое выступление-доклад многим открыло глаза на суть непростого творчества Александра. Она говорила о том, что новая книга продолжает линию прошлого сборника прозы «Жёлтый Ангус». Микроэссе из сборника «Духи для роботов и манекенов» тоже близки афористике и эстетике черновика. Автор словно предлагает читателю развернуть скомканный, как будто не до конца прописанный текст. Предшественников в этом жанре называть сложно. Первым на ум приходит Василий Розанов или даже Михаил Гаспаров со своими «Записями и выписками». «Субтексты» Чанцева объединяются в своеобразные блоки, не используя громкость голоса. А это единственный путь к универсальному, именно потому, что он на универсальность не претендует.

Балла продолжила, что у Александра получилась насыщенная и интеллектуальная книга, даже молчание и паузы в ней высоко семантичны. Здесь надо вспомнить, что послесловие к книге, написанное Василисой Шливар, доцентом филологического факультета Белградского университета (Сербия), явно с умыслом называется «Цитаты из тишины».

Александр Чанцев — человек мультикультурный. Можно сказать, что он стоит на перекрестье традиций, сопрягая даже те из них, что перекликаться не очень склонны. В конце своего выступления Ольга обозначила любопытную задачу для будущих исследователей, а возможно, и для себя: установить связь между Ч.-критиком и Ч.-прозаиком.

Далее Александр рассказал обо всех своих предыдущих книгах и почитал немного из «Жёлтого Ангуса». Но, признавшись, что чтец собственных произведений он неважный (что неправда), передал это право Инге Кузнецовой, которая пришла на вечер, тщательно продумав и эффектно оформив своё выступление (как, впрочем, она поступает всегда). Инга была в чёрном, а Александр — в белом. Поэтому закономерен был и выбор отрывка для чтения. «Белые начинают и выигрывают», — сказала Кузнецова и начала читать текст про шахматы.

От себя она добавила, что Чанцев у каждого свой. Для самой Инги важнейшие качества этого автора и его прозы — уязвимость и отвага. И, конечно, ум, опережающий безумие и снова становящийся умом. Не каждый может существовать в культуре как в природе, не как среди цитат, а как в истинной реальности. А вот Александр может, и без усилий.

Следующий оратор, Максим Гуреев, в продолжение слов Инги добавил, что для него Чанцев — человек-жест. И проза его тоже — жест. Над этими словами слушателям ещё придётся порассуждать самостоятельно.

В заключение вечера Александр — в качестве жеста — прочитал свою сказку про Черепаху, играющую блюз. И про Мышонка, тоже не чуждого музыке.

На последующем фуршете было много пищи и для ума, и для желудка. А также прекрасных напитков, которые, несмотря на ограниченность пространства, расширяли горизонты всех присутствующих японистов и не японистов.

Вечер начался в довольно нетипичное для подобных мероприятий время — в пять часов вечера. Поэтому уже к девяти присутствующие достигли той кондиции, которая обычно наступает часов в одиннадцать. Московский мороз расходящихся уже не беспокоил.

Музей-квартира А.Н. Толстого 

16.12.2023, 1526 просмотров.




Контакты
Поиск
Подписка на новости

Регистрация СМИ Эл № ФC77-75368 от 25 марта 2019
Федеральная служба по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций

© Культурная Инициатива
© оформление — Николай Звягинцев
© логотип — Ирина Максимова

Host CMS | сайт - Jaybe.ru