Дополнительно:

Мероприятия

Новости

Книги

«Пункт назначения». Юлий Хоменко (Вена). На вечере представлена книга Юлия Хоменко «Небо в перьях» (М.: Воймега, 2022)

Александр Правиков

Исключение из закона притяжения

17 августа в Музее-квартире А. Н. Толстого состоялась долгожданная и неожиданная презентация книги Юлия Хоменко «Небо в перьях». Долгожданная — потому что издательство «Воймега» выпустило книгу ещё в апреле. Изначально и презентация предполагалась тогда же, но сначала всем стало не до этого, потом и вовсе настало лето — казалось бы, не сезон для презентаций. И тем не менее, она неожиданно состоялась, во многом благодаря стечению обстоятельств. Автору, живущему в Вене, удалось приехать в Москву, организаторы подумали, а почему бы нет? И рискнули. Риск оказался оправданным — несмотря на летнюю духоту, собралось достаточно много слушателей, особенно по меркам поэтического вечера в «несезон».

Открывая вечер, Алексей Алёхин говорил о том, что в поэзии ценит не столько саму поэзию, сколько исключения из неё. Одним из таких исключений он назвал и Хоменко. Юлий действительно какой-то «неправильный» поэт, кажется, немного выходящий за рамки литературы. Или, по крайней мере, выглядывающий за них. Видимо, дело в том, что он по своей основной профессии — преподаватель вокального мастерства, человек, вовлечённый в музыку не меньше, чем в поэзию.

Впрочем, стихи Хоменко от этого не становятся плоско музыкальными или звукоподражательными. В них много тишины, пауз, простора для смысла. Пространства между нотами или словами. Может быть, при авторском чтении это чувствуется меньше — Юлий читает свои стихи хорошо поставленным преподавательским голосом. А когда раскрываешь книгу, особенно заметно, как строчки повисают в воздухе даже не облаками, которых так много в книге, а паутинками. А если облаками, то перистыми.

Не зря книга называется «Небо в перьях»: небо есть, наверное, в половине стихов. Кроме облаков, его населяют другие жильцы высот — звёзды, птицы, воспоминания детства.

вверх и в стороны
поднимая натягивают небо
ласточки

(«вверх и в стороны…»)

Второй по важности герой книги Хоменко — время. Его бег автор всегда ощущает, всегда отмечает, стараясь при этом не впадать в драматизм.

на территории
моего бывшего детского сада
что-то не так с часами
с годами

(«на территории…»)

Или:

не течение времени
а утечка

(«не течение времени…»)

Интересно, что Хоменко вообще свойствен такой взгляд… с высоты птичьего полёта, что ли, в том числе и на страшные вещи. Вот смерть, автор не фиксируется на ней, а сразу заглядывает за:

ну и умрёшь
но ведь родишься заново
таким вот к примеру голубем
клюющим слякоть
хромая на беспалую ногу

(«ну и умрёшь…»)

Или:

где те птенцы что вылупились
в середине шестидесятых
на нашем балконе в Малом Лёвшинском переулке?

ну конечно на небесах

(«где те птенцы что вылупились…»)

Ну конечно. Кстати, небеса Хоменко — не рай, ничего такого. Скорее, пустота, свобода… но свобода и пустота одомашненные, согретые зорким наблюдателем.

Презентация была короткой, лёгкой — автор разбил своё чтение на два сета минут, кажется, по пятнадцать. В перерыве между ними выступили студенты Гнесинки с тремя романсами на стихи Хоменко.

Причём это были именно опусы в классическом духе: не слова, положенные на музыку, а полноценные произведения, в которых главная — музыка. Интересно, что даже сквозь оперный вокал угадывалось нечто главное в поэтике Хоменко — воздух, паузы, молчание. Исключения из закона притяжения.

 

Пункт назначенияМузей -квартира А.Н. Толстого 

10.09.2022, 380 просмотров.




Контакты
Поиск
Подписка на новости

Регистрация СМИ Эл № ФC77-75368 от 25 марта 2019
Федеральная служба по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций

© Культурная Инициатива
© оформление — Николай Звягинцев
© логотип — Ирина Максимова

Host CMS | сайт - Jaybe.ru