Дополнительно:

Мероприятия

Новости

Книги

Московский слэм – 2015. Стихи победителей 5 тур

28 марта состоялся 5 отборочный тур Московского слэма – 2015.

Читайте у нас cтихи победителей.

 

1 место

Сергей Гейченко (1 место)

 

***

Вот подошёл ко мне наставник
И так надменно говорит
Не верю я милый в вашу музыкальную
будущнущ
будущнущ
нущ будущ
бущ нущ
нущ нудущ
бущ дунущ
д д д нущ нущ д бущ
дудудунущ
Ну да я теперь и сам не особо верю

 

***

Поэты все признаются про травму,
Наследники века все пишут про травму.
А я не умею, я ложусь на травку
И пою в стол.
Я смирно лежу, совершенно трезвый,
Трудно лежать, говоря неправду.
Неловко, когда все делают разное.
А ты – что?

А я не ложусь, я сажусь на лавку.
Неудобно согнувшись, сажусь на рифму.
Я еду туда, где меня не помнят.
Наш брат или скучен, или не понят.
Ты был не уверен. Словесная ревность
Выдавалась твоя как тиснение конгревное.

Когда ты здоровый, тебя не бывает
В том, что написано. Там – смотровая
Возвышенность. Горизонт – кривая,
А не прямая. Я как линейка.
То есть мёртвое дерево. Наша правда –
Ломкая вещь. И не без вреда
Мы поправляемся. Говори ровно.
Что ты мекаешь, что ты мякишь ешь.
Привлеки Ваньку, впусти в себя вьюгу.
Наследники века все пишут про ранку,
А ты присядешь вдали луга –
И будешь про травку.

 

***

Не может быть сомнений в том, что мы
Достанем детям лучшие корма
И этим подготовимся к зиме.

Я посмеюсь над самым дорогим;
Горчит мясной отечественный дым.
Я занят нынче запахом другим.

Свою живую собранную речь
Не стану я нацеливать на чернь.
Судьба её – проваленная ночь.

Хотя чего ты стоишь без любви?
Взгляни на свой несовершенный вид.
Кто обернёт твой трепетный живот?

Не может быть спасенья в том, что там
Смеркается за нами по пятам
И гложет землю чутким красным ртом.

Но почему меня коробит мир,
Лишь потому, что недоудивляет?
Лишь потому, что в нём сияет злая
Насмешка над вступающими в спор?
Мне стыдно жить, когда повсюду смерть.
Но тем, кто сломан, пусть потом и склеен,
Подам, хотя не то чтобы пример.

 

 

Кирилл Кузнецов (2 место)

 

***

И тогда я спрашиваю её: «Как дела?»

И она отвечает: «Знаешь, в общем-то ничего, вот вчера, например, ходила в бассейн, плавала, ушибла плечо.
То есть не то что бы я ушибла, скорее ушибла его мне та тетка, что шла напролом…
А я вот тоже, знаешь, иногда хочу напролом – чтобы ровно сегодня, а не потом,
Одна лишь беда – понять бы куда…

Я хотела б учиться, может быть, языкам или журналистике. Или детей учить, или рисовать, может, получится что-то!
Я вообще ведь многое в жизни люблю и могу, 
Но только не свою работу.

Ведь каждый день же, каждый день же – ровно одно и то же:
Те же файлы и те же рожи, принять, рассчитать, распечатать, посадить на степлер, 
Летом, осенью и зимой,
Вот, Алексей Петрович, материалы как вы хотели.
Можно пойти домой?

Расскажи – как живут все эти люди –
На работах, которые они не любят, с людьми, которых они часто не любят,
Опускаясь на новые уровни дна?
Или это у них всё в порядке, а я такая одна?

Я ведь, это, я ж не смогу так долго, еще пару лет и я точно сдохну,
Ничего не придумаю – точно сдохну или просто куда-нибудь пропаду,
В самую беспросветную глушь, и меня не найдут».

Говорила долго. Засобиралась спешно. 
«Извини», – говорит, – «но мне нужно идти».
«Ты куда?» 
«Ну,  домой  – спать, конечно, завтра нужно быть к девяти». 

 

***

Раньше был как сталь
Да что-то вдруг устал
Раньше вставал на стул
Да что-то вдруг взгрустнул

Да пошел прилег посреди дороги
Надо мною проходят прекрасные ноги
Надо мною проносятся автомобили
Надо мной лежит небо синее

А потом подошли новые ноги
Чтобы как-то начать ударили в печень
Я сказал им господа добрый вечер
Вы меня пожалуйста не пинайте
Я сотрудник инвестиционной компании
Отнеситесь ко мне с пониманием
А когда по почкам продолжили разговор
Я как аргумент привел что еще и актер
А когда по голове передали привет
Я отметил что еще и поэт

«Неразумный чудак»  подводили итоги
Кем бы ни был ты  не лежи на дороге
Никому не позволено жить по-другому
Если только ты не родственник высокопоставленного сотрудника 
Правоохранительных органов
Тогда можешь вести себя как хочешь

 

***

Интересная штука – поэтическое соревнованьице,
А разве напишешь хороший стих, чтоб не израниться?
Есть предложение – конкурс попроще:
Чье горе будет новее, честнее и горше?

Вот выходит первый:
«Я люблю ее самой большою любовью,
На которую лишь человек бывает способен.
Я люблю ее даже не сердцем, а всем собой.
А она смеется, звенит и летает нечаянным ветром,
А она подпускает на метр, но не половину метра.
Магомед не идет к горе, горе идет к Магомеду.
Но куда не пойду ­ куда не уеду, ­ всюду она»
Член жюри его обрывает: «Тема, увы, не нова.
Кто так говорит, да тем более о любви.
Садитесь, ставим вам три».

Вот выходит следующий кандидат.
«Было время – я волшебный был мальчик, победитель олимпиад,
Но где-то споткнулся, теперь другие ­ вперед, я как будто – назад.
Может, проснусь однажды, но пока и в движении сплю.
Вот еще – я любил когда-то, но больше уже не люблю…
И вокруг все также бессмысленно, пусто.
Сериалы, билборды, клубы, айфоны, кредит…
Но когда остаюсь вечером дома,
Чувствую ­ дом меня медленно побеждает,
И однажды окончательно победит».
Поднимается член жюри ­ видный эксперт, литературный ас, 
Говорит:  «Здесь начало есть, страдает словарный запас».

И еще одна говорит:  «У меня есть близкий, у него в груди червячок
Я об этом молчок, он об этом молчок, но в груди червячок-светлячок.
Мы смеемся, шутим, будто совсем в порядке.
Только с каждым днем в нем все меньше хватает зарядки.
А пока мы празднуем каждый день как рождество, воскресение, пятницу.
Так, как будто не знаем, что через пару лет он и вовсе разрядится».
Члены жюри сказали: «Вторично, чем-то похоже на Полозкову» ­ (почему-то они всегда это говорят) ­
«Вам найти бы свой стиль, и однажды получите пять».

Но когда выходит она, за собою выводит большое, переливающееся всеми цветами горе,
И оно заполняет зал, выплескивается в коридоры, наполняет город.
Тогда жители думают — разве такое возможно?
Если горе — такое, значит живем мы как-то неправильно, ложно. 
И оно, обнажая, — как будто спасает, лечит.
Люди жмутся друг к другу, спешат сказать главное.
Согреть потерявшихся, брошенных, изувеченных.
Человечество становится человечнее.
Да, и главное:
Судьи разом ставят по 10 баллов.
И как будто бы даже лучше стало.
Нет, действительно лучше стало.

слэм2015-2016 

11.05.2016, 4455 просмотров.




Контакты
Поиск
Подписка на новости

Регистрация СМИ Эл № ФC77-75368 от 25 марта 2019
Федеральная служба по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций

© Культурная Инициатива
© оформление — Николай Звягинцев
© логотип — Ирина Максимова

Host CMS | сайт - Jaybe.ru